На днях немецкие СМИ опубликовали скандальное расследование о масштабах коррупции на украинской таможне. Авторы расследования, опубликованного в Süddeutsche Zeitung, отмечают, что из-за коррупции бюджет Украины теряет около 4 миллиардов евро в год и вовлечены в преступные схемы на границе практически все украинские силовые структуры

Столь огромная сума наводит немецких журналистов на мысль о том, что Украине вообще не нужна финансовая помощь стран Запада и кредиты МВФ — ей достаточно было бы «раскулачить» свою же таможню, действуя сугубо в рамках закона. Немецкие журналисты в частности отмечают, что указанная сумма — это более одной десятой всей доходной части бюджета и в 2 раза больше той суммы, которую Украина в 2018 году хочет получить от МВФ, ЕС и Всемирного банка, ради чего, собственно, гражданам Украины намерены опять повысить стоимость газа.

«Хотя суммы возможных потерь несколько отличаются и являются оценочными, они в любом случае превышают размер нынешней денежной помощи, которую украинское правительство надеется получить от международных финансовых институтов — МВФ и Всемирного банка, а также от ЕС», — отмечает Süddeutsche Zeitung.

Можно понять, почему немецких журналистов столь озаботила коррупция на украинской таможне — европейцам уже несколько поднадоело вкачивать огромные средства в прорву украинской экономики, отдачи от которой сложно ожидать в измеримом будущем. Расследование должно также напомнить украинской власти, что на Западе прекрасно знают о преступных схемах, в которых участвуют чиновники и правоохранители, несмотря на клятвенные обещания бороться и победить коррупционеров. Бороться с самими собой очень сложно, а уж победить — и подавно.

Основные коррупционные схемы, распространенные на украинской таможне, напоминают старый анекдот о споре Девида Копперфильда с таможенником о том, кто из них лучший иллюзионист. Копперфильд подошел к вагону с машинами, хлопнул в ладоши и вагон исчез, хлопнул опять — вагон появился. Таможенник лишь улыбнулся и поставил штамп на накладной вагона с машинами: «Зеленый горошек».

По такой же схеме действуют и на украинской границе. Как сообщают немецкие журналисты, зачастую товар, который находится в грузе, декларируется, как нечто другое, на что предусмотрены более низкие пошлины. Немецкое издание также сообщает, что в их распоряжении есть документы с доказательствами (с указанием конкретных номеров тысяч и тысяч накладных, контейнеров, дат и номеров таможенных деклараций) коррупции практически во всех 520 местных управлениях таможенной службы по всей Украине.

Так, например, контейнер с 26 тоннами импортных застежек-молний был зарегистрирован Одесской таможней, как груз шнурков и игл для шитья. Растаможка шнурков стоила значительно дешевле — около 5170 долларов вместо 22500 за застежки-молнии. Только в период с 26 мая по 7 июня эта фирма оформила 17 таких контейнеров. Таким образом, бюджет страны потерял около 150 тысяч долларов, а за день Одесская таможня пропускает около тысячи таких контейнеров.

Süddeutsche Zeitung также приводит другой пример: с середины мая по начало июня одна украинская компания оформила в таможенном управлении города Одессы 103 контейнера. При этом сначала на таможне компания заявила, что ввозит запчасти для велосипедов, садовые ножницы, обувь и зонтики. Однако затем, когда начислялась пошлина, эти товары на бумаге превратились в щетки, кисточки и картонные коробки. Таким образом, вместо 17 712 долларов пошлины фирма заплатила всего 4 875 долларов. Аналогичным образом, по информации немецкого издания, происходят фальсификации таможенных деклараций на импорт канцелярских товаров и бананов, кондиционеров и автомобилей.

Естественно, все эти «чудеса» делаются за определенную мзду.

В подобных махинациях на таможне, по данным немецкого издания, участвуют сотрудники полиции, прокуратуры и СБУ. Нередко они же и основывают для этого фирмы, занимающиеся импортом товаров, а контролируют эти фирмы их друзья или родственники. Как нередко шутят украинцы об уровне коррупции: «Ворует все начальство, а посадить некого — все свои».

«Больше всех получают таможня и СБУ. Как правило, в конце месяца идет оплата за каждый контейнер с подложными документами. Создаются подставные фирмы, для которых искусственно снижаются таможенные пошлины и которые связаны с руководством местных отделений таможенной службы — офицерами погранслужбы, СБУ или ГПУ. У них у всех есть собственные фирмы и свои люди на таможне», — сообщил немецким журналистам один из одесских предпринимателей.

Издание также приводит в пример недавнюю попытку сотрудников Одесской таможни и Генпрокуратуры нелегально сбыть конфискованные контрабандные сигареты на сумму в несколько миллионов долларов. Такие же правонарушения происходят в Киеве, Днепре, Сумах и других украинских городах, где имеется таможня.

Информацию немецких журналистов подтверждает и бывший глава Государственной таможенной службы Анатолий Макаренко. По его словам, потери от так называемого «серого импорта» составляют примерно 3 млрд долларов в год. В первую очередь это происходит из-за замены наименования товара другим кодом, подмены документов или недостоверных сведений о самом товаре (его весе, количественных, качественных характеристиках).

«Основная проблема — это так называемый «серый» ввоз. Колоссальная проблема «евроблях», когда госбюджет теряет средства. А также контейнерная программа — в контейнерах завозятся высоколиквидные дорогие товары, а декларируются зубные щетки или тряпки для мытья пола», — заявил Макаренко.

И это отнюдь не новая проблема. Можно напомнить, что еще в 2016 году премьер-министр Владимир Гройсман обещал в течение двух недель реформировать таможню, чтобы вывести из тени миллиарды долларов. Еще тогда Гройсман отметил, что как только таможенники начинают вмешиваться в систему оценки таможенных рисков, то сразу «начинают на этом зарабатывать».

Украинский экономист Антон Мельник также отмечает тщетность всех попыток украинских властей бороться с коррупцией на таможне.

«Руководители таможенной службы предыдущих каденций неоднократно предпринимали шаги, направленные на искоренение коррупции: заменяли целые смены в пунктах пропуска на молодых выпускников вузов, развивали институт электронного декларирования, которое минимизирует физический контакт декларанта и таможенника. Эти меры произвели половинчатый эффект, поскольку не ликвидировали первопричины коррупции. А именно — возможность для таможенника принять неправовое решение и заинтересованность (зачастую как таможенника, так и бизнесмена) в принятии такого решения. Часто звучат призывы ликвидировать коррупцию путем повышения заработных плат для таможенников. Однако следует признать, что в существующих экономических реалиях государство вряд ли сможет обеспечить достойную оплату труда работникам таможни в краткосрочной перспективе», — говорит Мельник.

Глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак считает, что немецкие журналисты даже недооценивают масштабы коррупции на таможне.

«Оценка немецкой структуры потерь от коррупции на украинской таможне в сумме 4 миллиарда евро, я думаю, очень недооценена. Коррупционная составляющая на таможне у нас происходит по двум главным направлениям. Первое — это прямая контрабанда, когда товар вообще не фиксируется ни в каких объемах и ни в какой стоимости, просто за взятку пересекают пограничный контроль фуры, вагоны и так далее. Второе направление — это значительное занижение стоимости товара. Указывается 5-10% от реальной стоимости товара, и оплата пошлины происходит за эти всего-навсего 5-10% реальной стоимости. Поэтому масштабы потерь государственного бюджета от коррупции на таможне, я думаю, намного больше, чем 4 миллиарда евро в год», — утверждает Новак.

По мнению украинского политолога Алексея Якубина, власти могли бы прикрыть такие схемы, если бы хотели, но они «кровно» заинтересованы в них. Кроме того, все ветви и фракции украинских властей стараются взять таможню под свой контроль в контексте предстоящей политической борьбы.

«Живые быстрые деньги в таких вот схемах власть часто получает от таможни. При этом они завели на таможню и представителей Нацполиции от министра МВД Арсена Авакова. Это спровоцировало новый скандал Гройсмана с Банковой. До этого ключевые потоки на таможне СБУ контролировала, и во многом Банковая рассматривала для себя таможню как один из способов организовать себе «теневую кассу». А теперь еще и Аваков сюда вклинился и он не отдаст это так легко и просто использовать, и таможню в том числе, в контексте будущих выборов как некие теневые потоки, которые раньше можно было получать», — объяснил сложившуюся ситуацию Якубин.

Тем временем, возникшие в прошлом месяце задержки пенсий, связывают именно с тем, что запланированные доходы с таможни до бюджета так и не дошли. Пенсионный фонд не получил средства из госбюджета, а своих доходов фонда хватает только на покрытие 50% выплат украинским пенсионерам.

Согласно июльским данным Госказначейства, недопоступления за 7 месяцев — 33,3 млрд грн. Основную недостачу показывает Госфискальная служба — «минус» 17,3 млрд грн. Две трети этой суммы — недопоступления именно с таможни, в том числе и благодаря «чудесным превращениям» многих товаров из велосипедов в зубные щетки.

Дмитрий Ковалевич, Украина.ру