Проблема экономических санкций лежит вовсе не в экономике

Некоторые наши политологи уже разгадали: новые американские санкции, выраженные в форме ультиматума, — это результат внутриполитической борьбы в Вашингтоне. С этим трудно не согласиться. Действительно, Дональд Трамп, похоже, решил выбить у демократов их главный козырь, который они наверняка станут разыгрывать на предстоящих промежуточных выборах в Конгресс.

Я даже с любопытством прочитал прогноз Петра Акопова из интернет-газеты «Взгляд» о том, что следующий рестрикционный удар, отложенный до ноября, не случится: «Ни снижать уровень дипломатических отношений, ни запрещать полеты «Аэрофлота» Трамп, конечно же, тогда не будет — ну а с объяснением причин, по которым этого делать нельзя, хотя Россия и не выполнила ультиматум по делу Скрипаля, в Вашингтоне что-нибудь придумают», — уверенно пишет обозреватель.

Я бы добавил: в том случае, если трамписты получат большинство в нижней палате Конгресса, окажутся многочисленными в Сенате и на треть обновят губернаторский корпус. Впрочем, многое говорит за то, что президент-популист становится все популярнее у американского избирателя, так что логика подсказывает, что так все и произойдет.

Однако ущерб от санкционной войны, как и от торговой, которые Трамп ведет сразу на нескольких фронтах, уже ощутим. И в данном случае я имею в виду не столько экономику, сколько глобальную политику.

Неофициальную памятную медаль США «За победу в холодной войне» могут самостоятельно приобретать, без права ношения, военнослужащие Вооруженных сил США и гражданские служащие федерального правительства, имеющие официальный сертификат о прохождении службы в период холодной войны (1946—1991 гг.). Но это не просто нагрудный знак, он является символом гегемонии Америки — единственного победителя в смертельной схватке.

Известно, что термин «холодная война» впервые употребил Джордж Оруэлл 19 октября 1945 года в статье «Ты и атомная бомба» в британском еженедельнике «Трибьюн». Выражение прижилось — как видите, удачную журналистскую метафору нанесли на аверс. Как и аллегорическую фигуру сидящей Свободы, чтоб ни у кого не возникало сомнений, кто именно победил.

Медаль чуть было не стала официальной наградой — в 2007 году законопроект о ее учреждении внесла группа американских сенаторов и конгрессменов во главе с Хиллари Клинтон. Объявляя о внесении нового законопроекта в сенат, бывшая первая леди заявила, что США победили в холодной войне, что эта победа «стала возможной, благодаря готовности миллионов американцев в военной форме отразить угрозу, исходившую из-за железного занавеса».

То есть, американцы на полном серьезе считают, что выиграли настоящую войну. А значит, именно они должны писать новые правила мироустройства. И вообще, все, что они делают, наводя глобальный порядок по своему разумению, правильно.

Напрасно мы им постоянно тычем в нос пробиркой Пауэлла или разгромленными Ираком и Ливией. Если Совет Безопасности ООН в чем-то ошибся, то упрекнуть некого и не в чем — так решило мировое сообщество, которое право в любом случае. Вот и Белый дом не считает, что ведет себя нагло и чересчур самоуверенно, ведь сегодня, по глубокому убеждению его сотрудников, именно они являются «Советом Безопасности» нового ООН — на правах победителя в холодной войне.

А когда мы ссылаемся на Устав Организации Объединенных Наций, они просто не понимают, о чем идет речь. Их представитель сидит в Нью-Йорке скорее по инерции, ибо глобальная политика, то есть, принципиальные решения, касающиеся судеб целых государств и народов, принимаются в Вашингтоне.

Если не учитывать этот нюанс, трудно понять, что движет американскими политиками-глобалистами.

Полагаю, Дональд Трамп, по большому счету, ушел от них недалеко. Его желание сделать Америку вновь великой лишь немного корректирует подход к решению проблемы, но вовсе не отменяет главного: величие Америки должно восстановиться за счет остального мира.

Откровенно говоря, для меня не так важно, сбудется ли пророчество Петра Акопова. В любом случае, мир упрямо и стремительно возвращается в XVIII век, когда общие правила еще не были написаны, все альянсы были временными, а правоту в международных спорах доказывали исключительно на полях сражений.

Жаль, что человечество быстро забывает о минувших войнах и перестает бояться многомиллионных жертв. Такова уж наша легкомысленная природа.

Павел Шипилин