Почему США препятствуют строительству газопровода «Северный поток – 2»

Издание The National Interest (США) обнаружило еще одну страшную «опасность», исходящую от «Северного потока». Оказалось, российский газ «угрожает» не только единству и безопасности Евросоюза, но и американским войскам в Европе, поскольку их базы зависят от российских энергоресурсов. Проще говоря, снабжаются электроэнергией от станций, работающих на российском газе. И вот возьмет «коварная» Россия, да и прикрутит вентиль на «трубе», тогда всем американским военным на Европейском континенте наступит капут. А с реализацией проекта «Северный поток-2» эта зависимость будет только усиливаться.

Правда, издание даже не делает попытки объяснить, каким таким образом вторая «труба» заставит заокеанских вояк использовать российский газ в критически опасных объемах, но чуть ли не слезно умоляет Конгресс, сообщает Североамериканское бюро НСН, обеспечить запасными источниками электроэнергии зарубежные объекты размещения американской армии.

При этом американцам как-то и в голову не приходит простая мысль, что ввиду столь страшных условий пребывания их воинства в Европе следовало бы как можно быстрее вернуть его на родную землю. (И не только из Европы!)

К тому же население многих стран за исключением, пожалуй, американских вассалов – Польши, прибалтийской «троицы» евронеудачников, Румынии и холуйствующей перед США условно европейской Украины — не покидает ощущение, что американская оккупационная миссия в Европе давно потеряла свой смысл и превратилась в инструмент военно-политического давления. В таких случаях обычно говорят, что пора бы и честь знать. Впрочем, любые рассуждения о чести с янки – занятие совершено бесполезное, как и полагать, что они когда-нибудь представят миру хоть сколь-нибудь вразумительные доказательства «токсичности» российского газа для экономики (и политики) западных стран.

При этом за истину в тотальном охаивании российских проектов выдается набор пропагандистских штампов времен холодной войны, тупо повторило их в очередной раз и издание The National Interest, которое пишет: «»Северный поток – 2″, по сути, усиливает геополитическую позицию Москвы и увеличивает в два раза зависимость ЕС от российских энергоресурсов. Средства, полученные от продажи газа, также предоставляют России больше ресурсов для достижения своих вредоносных целей, таких, как недавняя аннексия Крыма и кампания кибератак на электросистемы США. Большая зависимость от России также может быть использована как рычаг давления на ЕС и способом поссорить союзников НАТО». Цель подобных инсинуаций более чем прозрачна: заставить европейцев отказаться от строительства «Северного потока – 2». Но не поздновато ли спохватились заокеанские «джентльмены»?

По данным того же The National Interest, за первый квартал 2018 г. 41% газа, поставленного в Европу, поступил из России, и американские законодатели страшно обеспокоились якобы возрастающей европейской зависимостью от российского газа. Это утверждение, мягко говоря, не совсем правда.

На самом деле американский истэблишмент беспокоит быстро растущая экономическая независимость континентальной Европы от Америки, в процессе обретения которой российские углеводороды уже играют весьма заметную роль.

Именно по этой причине с российским «авторитарным» газом намерен вступить в жесткую конкуренцию «демократический» СПГ из Штатов. Дональд Трамп говорил об этом на встрече с Владимиром Путиным. А по итогам последовавших затем торговых переговоров президента США с главой Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером было заявлено также об усилении сотрудничества в сфере энергетики. По словам Трампа, Старый Свет будет закупать больше американского СПГ и строить больше терминалов для его приемки и регазификации: девять, а то даже и все одиннадцать. Но вряд ли большое количество заокеанских энергоносителей окажет заметное влияние на политико-экономические парадигмы во взаимоотношениях США, Европы и России.

Теперь, по замыслу Трампа, сжиженный газ из США будет поступать в Германию и конкурировать на рынке ЕС с предложениями из других стран (с Россией, разумеется, и только).

Первый СПГ-терминал будет построен в Брунсбюттеле (Шлезвиг-Гольштейн), причем за счет «принимающей» стороны. Вместе с тем и в США, и в Европе прекрасно понимают, что никаких экономических причин для строительства даже одного терминала у Германии нет. Судя по всему, и результат будет таким же, как у Польши и Литвы, которые уже построили СПГ-терминалы, но не могут загрузить их даже наполовину. Хотя высокомерно рассчитывали стать газовыми хабами в Восточной Европе, чтобы зарабатывать не только на поставках для собственного рынка, но и на экспорте. Однако силенок хватает лишь для того, чтобы конкурировать между собой.

В итоге СПГ-терминалы работают благодаря исключительно нерыночным механизмам давления. В Литве, например, долгосрочный контракт на поставку СПГ подписала государственная компания, и только – под давлением властей. Других желающих не нашлось, так как рядом есть значительно более дешевый сетевой газ. Литовские власти вынуждены были даже издать закон, по которому заставили всех потребителей в обязательном порядке закупать определенные объемы СПГ у госкомпании, пребывающей на грани банкротства. Возникает вопрос: зачем, имея перед собой столь печальный опыт, Германия согласилась пополнить этот ряд европейских газовых лузеров?

Любому, кто хотя бы немного разбирается в том, как формируется внешняя политика ЕС (да и внутренняя тоже), понятно, что Юнкер не мог принять решение о расширении закупок американского СПГ странами Евросоюза, не заручившись согласием канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Более того, есть основания утверждать, что он выполнял именно ее установки. Зато теперь немецкие СМИ пишут, что это позволит Германии решить ряд проблем, в частности, сделать беспочвенными доводы Трампа о том, что Берлин зависим от поставок российского газа, и, так сказать, очиститься от всех подозрений в порочащих его связях с «режимом Путина».

Но это только видимая часть этого многослойного конфликта. Подлинной целью Вашингтона уже со времени открытия газопровода «Северный поток» было обуздание Германии – этого локомотива европейской экономики и политики, который, по мнению США, стал набирать в Европе слишком большой вес.

При этом в Вашингтоне небезосновательно полагают, что переход немцев на российские энергоносители может привести к германо-российскому союзу, что, кстати, всегда было ночным кошмаром для англосаксов и французов.

Сегодня остановить Германию силовыми методами невозможно. Экономическому давлению она почти не поддается. По мнению шеф-редактора аналитической редакции ИА REGNUM Юрия Баранчика: «Решение Берлина о постройке терминала для приема СПГ из США является одним из примеров “Большой сделки” между президентами России и США, Владимиром Путиным и Дональдом Трампом, при посредничестве Меркель. С одной стороны, таким решением Меркель убивает любые инсинуации Вашингтона о том, что Германия покупает только российский газ и не покупает американский. Вот вам терминал, торгуйте, — говорит Берлин американцам. В любом случае построить терминал, даже если он не будет принимать американский газ из-за его высокой стоимости, — это в десятки и сотни раз дешевле, чем покупать сам газ. С другой стороны, Москва и Вашингтон наверняка договорятся поставлять в Германию российский СПГ под видом американского…»

С нашей точки зрения, в результате этой сделки, что называется, и американские волки будут сыты, и европейские овцы во главе с Германией целы. К тому же самые доходные рынки для американского СПГ находятся в Южной и Центральной Америке, Индии и на Ближнем Востоке.

Конечно, США могут стать крупным экспортером сжиженного природного газа, но Европа главным покупателем этой продукции не станет даже в дальнесрочной перспективе. В целом российские поставки газа в Европу в 2017 г. составили 194,4 млрд кубометров – это примерно 35% от европейских потребностей. Тогда как доля США на европейском рынке газа не превышает 2% (американские компании экспортировали в Европу менее 2 млн тонн СПГ, это примерно 3 млрд кубометров газа). К тому же американский газ обходится европейским потребителям заметно дороже, чем газпромовский. Согласно заявлению главы крупнейшей в центральной Европе австрийской нефтегазовой компании OMV Райнера Зеле, российский трубопроводный газ обходится Европе в среднем на 50% дешевле американского СПГ. Но есть и другие данные: дешевле почти в два раза.

При этом большинство экспертов как бы забывает, что стоимость СПГ из США во многом определяется затратами на логистику с ее трансатлантическими маршрутами, а морские перевозки – это всегда борьба со стихией. В условиях наступающего малого ледникового периода, когда погодные условия становятся особенно непредсказуемыми, стабильное снабжение Европы американским газом не только подвергается огромным рискам, но и может быть внезапно прекращено. Увеличение закупок американского газа, в конечном итоге, может поставить под угрозу всю систему энергетической безопасности Европы. К тому же большая часть мирового танкерного флота устарела и до 2020 г. будет сдана на металлолом. Газовой «трубе» из России в Германию не грозит ни технологическое отставание, ни капризы погоды. Ну разве только если Балтика промерзнет до дна… Так что у Вашингтона не должно быть никаких иллюзий относительно результатов своей газовой экспансии в Европу.

Иллюзий, очевидно, и было не много, потому как на пути «Северного потока – 2» самым большим камнем преткновения стал Киев. Именно «нэзалэжную» США используют как личное оружие в противостоянии с Россией.

Неумное желание украинской власти получать «свои кровные» три млрд долл. от «страны-агрессора» за транзит «вражеского» газа превратило ее в послушную марионетку. Одновременно Порошенко плачется во все денежные жилетки Запада о невозвратных «потерях» от нового российского проекта, реализация которого, естественно, сведет на нет значение украинской ГТС. И хотя Европа понимает, что украинские «убытки» придется покрывать ей, что США вряд ли раскошелятся на благо украинцев, тем не менее в конце июля представитель правительства ФРГ Ульрике Деммер сказала, что Германия построит «Северный поток – 2», несмотря на «украинский вопрос». Этим заявлением она дала понять Киеву, что в дальнейшем ему не только предстоит самостоятельно решать свои финансовые проблемы, но и что он вычеркнут из списка газовых бенефициаров вообще.

И главное – таким образом был сделан однозначный посыл в адрес США о том, что зависимость Европы от украинского транзита, то есть практически от американской политической воли, подходит к концу.

Ранее в ходе встречи с канцлером ФРГ А. Меркель президент России В. Путин говорил, что украинский транзит продолжится только в том случае, если это будет экономически целесообразно (то есть практически никогда). В Хельсинки на совместной пресс-конференции с президентом США Трампом он также отметил, что Россия сохранит транзит газа через Украину, если будет урегулирован спор между украинским «Нафтогазом» и российским «Газпромом» (по сути, подтвердил свой предыдущий ответ). Хотя перед тем Трамп назвал строительство «Северного потока-2» огромной трагедией (для американского бизнеса, очевидно), и в свете этого «указания» премьер-министр Дании Ларс Люкке Расмуссен стал в стойку и заявил, что Дания намерена задержать реализацию проекта по строительству газопровода «Северный поток – 2». Однако директор Nord Stream II Пол Коркоран тут же выступил с ответным заявлением: мол, строительство начнется даже без разрешения на укладку труб в территориальных водах Дании.

И на днях действительно началось. Разрешение Дании на строительство больше не требуется, заявил на пресс-конференции по итогам II квартала исполнительный член совета директоров австрийской OMV Манфред Ляйтнер, так как оператор газопровода Nord Stream 2 AG разработал обходной маршрут. «Общая стоимость проекта останется прежней, как и говорилось при запуске проекта, – она составляет 9,5 млрд евро», – подчеркнул Ляйтнер.

Добавим, что, несмотря на жалобы украинской стороны, европейские концерны отвергли возможность отказа от «Северного потока-2». Главы компаний, участвующих в проекте, опубликовали открытое письмо в поддержку сотрудничества с Россией.

Украина при этом была вынесена за скобки российско-европейского проекта, о ней даже не вспомнили. Сегодня со всей очевидностью можно сказать, что без американской поддержки, финансовой прежде всего, на проекте под названием «Украина» вскоре придется поставить крест. Без транзитного газопровода Европа в ней не нуждается, не нужна она без своей ГТС и России. Но окончательный вывод можно будет сделать только после 2019 г., когда «Северный поток–2» должен быть сдан в эксплуатацию.

Тогда из Германии российский газ начнет транспортироваться до границы с Чехией и дальше в Европу в обход нынешних транзитеров – Украины, Польши и других восточноевропейских стран, которые своей русофобской политикой лишили себя, можно сказать, дармового источника дохода. А в Евросоюзе будут и дальше строиться новые газопроводы, если для этого сложатся соответствующие условия, заявил президент Франции Э. Макрон. Одно из ключевых условий строительства газотранспортных магистралей на территории европейских стран – «потребление газа в Европе должно оставаться на высоком уровне». Французский лидер отметил также, что страны Евросоюза стремятся к тому, чтобы «побыстрее заменить угольные электростанции», внедряя «массовое использование газа». А что еще остается делать старушке-Европе, бедной полезными ископаемыми?

Уголь в ее недрах заканчивается, к тому же использование его приводит к чрезмерному загрязнению окружающей среды. С природным газом ситуация тоже не вселяет оптимизма. По сообщению Международного энергетического агентства (МЭА), в связи с истощением источников добыча собственного газа в ЕС к 2040 г. сократится вдвое. Одновременно доля импортируемого ЕС газа вырастет с 71% (в 2016 г.) до 84%.

Свои заявления Э. Макрон сделал во время встречи по энергетике в Лиссабоне. В совместной декларации отмечается, что три страны – Франция, Испания и Португалия – заинтересованы в диверсификации поставок энергетических ресурсов. Для чего планируют нарастить поставки газа из стран Магриба, но в первую очередь — увеличить закупки американского СПГ. При этом совершенно непонятно, как могут ужиться в одном энергопакете дешевый африканский газ с дорогим американским. Кстати, планы по строительству газопроводов в Африку, которые бы дотягивались до Центральной Европы, имеют давнюю историю. Даже Литва уже добрый десяток лет предается мечтам об алжирском газе…

Но где Магриб и где Россия? Даже если Европа уступит часть газового рынка Америке, то это не снимет напряжения в американо-европейских отношениях, наоборот, переведет его на более глубокий уровень и еще больше усилит. И не даст особых преференций Америке в ее многотрудной деятельности по вытеснению России с европейского газового рынка. Однако российские позиции здесь вряд ли удастся поколебать. Даже в текущем году вопреки беспрецедентному санкционному давлению со стороны США на Россию и в несколько меньших масштабах на ЕС объемы поставок «голубого топлива» растут. Почти все основные партнеры «Газпрома» нарастили импорт: Нидерланды — на 53,8%, Австрия — на 48,3%, Хорватия — на 40,1%, Германия – на 12,3%, Франция — на 11,8%, Дания — на 11,9%, Польша — на 6,6%. Можно рассчитывать, что для российской газовой компании этот год опять станет рекордным, как и предыдущий.

Более того, в середине июля министр энергетики РФ Александр Новак отметил, что через 10 лет поставки российского газа в Европу вырастут на 10–15%.

А глава «Газпрома» Алексей Миллер как бы в пику Америке заявил: если понадобится, то можно и «Северный поток–3» в Европу протянуть.

И вот уже в Конгрессе США, отчаявшись добиться от Европы послушания через уговоры, угрозы и посулы, начали действовать через НАТО. Там готовятся принять закон, обязывающий страны альянса приобретать американский сжиженный природный газ. Видимо, таким образом США намерены нейтрализовать «военные угрозы», исходящие от очередного российского проекта. Но правда в том, что именно из-за американского санкционного противодействия России сегодня, увы, невозможно предсказать точные сроки реализации «Северного потока – 2».

По сути, борьба развернулась не столько за газовые рынки Европы, сколько за ее независимость от «гегемона», роль и место в грядущем мироустройстве. Америка, понятно, не может смириться с поражением. При этом газ с обеих сторон используется как геостратегическое оружие, а роль орудий главного калибра играют российские «Северные потоки». Фактически на наших глазах развертывается Первая мировая газовая война.

Валерий Панов, Столетие