Во вторник, 31 июля, в Бердянске выстрелом в упор был застрелен экс-боец батальона «Донбасс» Виталий Олешко, известный под позывным «Сармат». Убийцей оказался еще один бывший АТОшник Артем Матюшин, известный как «Заяц»

Олешко убили во дворе его дома-гостиницы. Мужчина сидел в кафе с женой и знакомыми, когда к нему подошел человек и два раза выстрелил «Сармату» в спину.

Уже вечером в украинской полиции сообщили, что задержали пятерых подозреваемых в убийстве Олешко. Стрелял Артём Матюшин, который служил сначала в скандально известном батальоне «Торнадо», а затем перешел в «Азов».

Сам Виталий Олешко был известен в Бердянске как майдановец, создавал в городе местную самооборону. Как сообщают СМИ, воевал на Донбассе, попал в плен в ДНР под Иловайском. Через полгода, в феврале 2015 года, вернулся на Украину. Стал городским активистом, жестко критиковал региональные власти, привлекал для этого других атошников. Участвовал в акциях против российского Сбербанка — обливал здания краской.

Местные СМИ подозревали Олешко в рейдерстве и вымогательстве у местных фермеров.

О Матющине экс-«торнадовец» Николай Цукур написал, что тот прошел курс подготовки снайперов, участвовал в боях, «дисциплинированный, трезвомыслящий, умело обращался с оружием».

Митинг радикалов

Уже в среду, 1 августа, сослуживцы Виталия Олешко устроили митинг под стенами горадминистрации в Бердянске. Как заявил общественный активист Леонид Подколзин, основное требование митингующих — объективное расследование убийства, которое, по их мнению, является заказным.

В свою очередь начальник полиции Бердянска Олег Фомичёв рассказал, что по подозрению в убийстве Олешко задержаны пять человек.

«Я гарантирую, что данные лица будут арестованы», — подчеркнул Фомичёв.

Почему начальник полиции гарантировал арест, ведь он не судья, у Фомичёва, к сожалению, не спросили.

В свою очередь известный украинский волонтер Юрий Касьянов прокомментировал убийство Олешко.

«Вообще-то так киллеры не работают. Убийство совершено «немного по-дебильному». Как будто убийцы обкололись, и пошли убивать на почве личной неприязни. А потом их так вдруг случайно и спокойно сфотографировали. И одного без проблем взяли… Это или непрофессионализм, или идиотизм, или подстава. Или что-то ещё. Но выводы делать рано», — уверен Касьянов.

Опытные убийцы

О бойцах добровольческих батальонов как проблеме для страны заговорили уже летом 2014 года. В сформированные после евромайдана отряды попадали разные личности: были искренне желавшие воевать за Украину, но хватало околокриминальных элементов, для которых зона АТО стала удобной мутной водой. Нырнул туда — и ни уголовных преследований, ни прежних проблем: ты на фронте, ты герой, ты сдерживаешь агрессию. А если кто-то напоминает о делах минувших дней — тот не патриот и вообще «агент Кремля».

А украинские власти были очень заинтересованы в добробатах: с одной стороны, пополнение на передовой, с другой — в мирных городах будет меньше взрослых, владеющих оружием мужчин.

Преступления атошников на Украине пытались замалчивать. «Рвануло», когда стало известно о зверствах батальона «Торнадо», бойцы которого насиловали местных жителей на Донбассе. Общество вздрогнуло и посмотрело на записных «героев-патриотов» другими глазами.

В убийстве публициста и писателя Олеся Бузины подозревают добровольцев, принимавших участие в АТО. Другой экс-атошник стрелял в бывшего депутата Государственной думы РФ Дениса Вороненкова. В Днепре (бывший Днепропетровск) двух патрульных полицейских хладнокровно убил экс-боец того же «Торнадо». Список можно продолжать до бесконечности: нападения на инкассаторские машины, заправки, рэкет, нападения и грабежи…

Самое страшное, что на Украине появилась целая прослойка населения, для которых убить человека — как раз плюнуть. Они уже стреляли в себе подобных на Донбассе, так что же им стоит выстрелить в другого украинца?!

Плевать на закон

Власти же изо всех сил пытались «отмазывать» атошников. Ярчайший случай — дело командира батальона «Айдар» Валентина Лыхолита по прозвищу «Батя». Генеральный прокурор Юрий Луценко лично приезжал в суд «поддержать» Лыхолита и сообщал, что президент Порошенко переживает за «Батю». Нетрудно догадаться, что апелляционный суд отпустил Лыхолита на поруки депутатов. При этом Лихолит проходил по 11 эпизодам, связанным с грабежом и рэкитом, что подтверждалось показаниями свидетелей и объективными уликами.

Луценко тогда заявил, что при избрании меры пресечения к любому атошнику нужно учитывать такое понятие, как достоинство бойца.

Генпрокурора не смущал очевидный юридический абсурд его речей. Важно другое: чтобы радикальный электорат, на который ориентируются Порошенко и компания, не подумал, что власть — «не наша», сажает «патриотов», им априори прощали почти все — и грабежи, и другие преступления, не связанные с лишением жизни.

Возвращение в никуда

Другая сторона проблемы еще и в том, что в стране не занимаются реабилитацией атошников, прошедших боевые действия. «Синдром войны», посттравматическое стрессовое расстройство не позволяют человеку по-настоящему вернуться с фронта. Телом он здесь, а мыслями — на войне, его тянет к этому адреналину, без которого, кажется, нельзя жить. Да и что греха таить, привыкли атошники решать любые проблемы с помощью силы и оружия. Там на фронте, а теперь и у себя в городах и селах.

Вернувшиеся с Донбасса не могут найти себе применения. Их новообретенные навыки в легальной мирной жизни не нужны, окружение не понимает, еще и ситуация в украинской экономике — аховая. Мало какой взрослый, прошедший войну мужчина пойдет работать за мизерные деньги.

Велик риск отчаяться, стать алкоголиком или наркоманом.

А еще, говорят эксперты, из прошедших горячие точки получаются отличные наемные убийцы: хорошо стреляют и без психологических тормозов.

Бизнес-банды из бывших АТОшников

Ужасно и то, что власти и борющимся за нее политическим группам выгодно держать вернувшихся с войны в таком подвешенном состоянии. Доведенного до края пропасти мужчину легко завлечь в криминал, политические разборки и откровенные войны за ресурсы и влияние.

Отсюда растут банды «радикалов по вызову», сколоченные из бывших АТОшников, готовые за деньги выполнять грязные и незаконные поручения заказчиков. Такая оплаченная анархия грозит украинскому государству, но прежде всего простому населению страны огромными проблемами.

Андрей Аношин, Украина.ру