Уровень бедности на Украине за четыре года после государственного переворота вырос сразу с 15 до 25% — соответствующую статистику опубликовал Всемирный банк, чем вызвал некоторую полемику в стране. В социальных сетях даже предложили внести сотрудников организации в базу данных сайта «Миротворец» — настолько не понравилось новой украинской власти это исследование, пишут «Известия».

Напомним, такие цифры несколько дней назад назвала директор Всемирного банка по вопросам Украины, Белоруссии и Молдавии Сату Кахконен, которая пообщалась с журналистами в Харькове.

Обычно общим местом в рассуждениях об упущенных возможностях Украины всегда являются стартовые позиции страны на момент распада СССР в 1991 году, отмечает издание. Это утверждение в целом недалеко от истины: по объемам промышленного потенциала Украина тогда считалась едва ли не пятой в Европе.

По оценкам экспертов, одного только военного имущества Украине досталось на сумму $80–90 млрд, плюс заводы, энергетическая инфраструктура, порты и пароходства и прочие важнейшие объекты. На момент выхода из состава Союза Украина производила почти всю линейку необходимых для внутреннего рынка товаров.

В 2010–2012 годах среднеукраинская зарплата достигала $300–350 в месяц. При этом средняя киевская — колебалась в районе $500–600.

Газета отмечает, что сравнение Всемирного банка (ВБ) не совсем корректно — за точку отсчета был взят 2014 год. Да, именно он поделил жизнь украинцев на «до» и «после», однако следует отметить, что год государственного переворота был вполне нормальным с точки зрения экономики — имелся солидный запас благополучного 2013-го и сравнение с ним было бы еще более показательным. А потом случились реформы.

Экспорт Украины достиг своего пика в 2011–2012 годах и с тех пор начал сокращаться. 2014 год стал первым годом его обвального падения — сразу до $54 млрд (минус 9,3 млрд). Все последующие годы украинские чиновники не уставали говорить об интенсификации внешней торговли с Европой. Однако только в 2017 году Украина смогла ненамного превысить результат 2013 года: $17 и $16,3 млрд экспортной выручки. Но восстановить объемы торговли получилось только по европейскому вектору внешней торговли. Даже в 2017-м, когда был зафиксирован рост, Киеву удалось выйти всего на $43,3 млрд экспортной выручки. То есть на 10 млрд меньше, чем в 2014-м и на 20 млрд, чем в 2013-м. Неудивительно, что количество нищих в подсчетах ВБ выросло на 10%

Газета считает, что эксперты ВБ мало знакомы с украинскими реалиями, они берут доход $5 в день. И всех, кто зарабатывает меньше, считают нищими. Однако они ориентируются на официальный курс гривны, тогда как правильнее было бы считать по «курсу импортеров» (курс, от которого отталкивается бизнес, страхуя свои риски). От курса доллара на Украине зависит все: от стоимости энергоносителей до сырья и «коррупционного налога», поэтому «курс импортеров» влияет на траты даже самых неимущих. В последние два года эта цифра примерно на 5–7% выше официального курса, что могло бы прибавить к расчетам ВБ еще несколько процентных пунктов.

Следующим по значимости после более чем трехкратного обрушения курса гривны стал рост тарифов на коммунальные услуги. Учитывая зависимость Украины от импорта, рост вполне объясним. Но это если не знать, что с 2014 года Украина неуклонно сокращает импорт газа (11–16 млрд кубометров после государственного переворота против 25,8 млрд в 2013 году). Кроме того, стоимость углеводородов с тех пор значительно упала, то есть теперь на закупку газа Украина тратит значительно меньше валюты, между тем тариф для населения по этой графе вырос на 570%.

Главная причина — Международный валютный фонд фактически заставил Украину продавать населению газ украинской добычи по цене импортного. Кроме того, из-за внедрения так называемых реверсных схем (когда киевская власть закупает российский газ у европейских компаний) — потребитель вынужден переплачивать за транспортировку, хотя физически газ пределы Украины не покидает. Плюс маржа посредников — все это дает накрутку 10–15% к тарифу, из-за чего так называемый европейский газ стоит для Украины существенно дороже прямых поставок «Газпрома».

Поэтому, пишут «Известия», даже в относительно сытом Киеве средняя доля расходов на коммунальные услуги доходят до 21% дохода. В более депрессивных регионах — до 42%, причем, по ценам прошлого отопительного сезона. В новом же после очередного повышения тарифа на газ стоимость услуг уверенно перевалит за половину дохода среднего украинца. Это усредненные цифры, но именно они и позволяют отслеживать рост или сокращение бедности.

Большую долю в расходах не слишком зажиточных слоев населения, кроме коммунальных услуг, играют две статьи: продукты питания и лекарства. Первый пункт в особых комментариях не нуждается: при среднегодовой инфляции в 13–15% цены на мясо только в промежутке с апреля 2017 года по тот же период 2018-го выросли на 42–70% — меньше всего на курятину, больше всего на сало. Последний пункт выглядит удивительнее всего, однако ничего неожиданного в этом нет — поголовье падает, много продают за рубеж, вот на украинском рынке цены и взлетели, практически сравнявшись с европейскими. Кроме того, с 2017 года Украина под давлением МВФ ввела НДС на аграрную продукцию, что автоматически приподняло цены на все продукты питания. Точно так же поступили и с лекарствами. При Януковиче ставка НДС для медпрепаратов составляла 7%, теперь — 20%.

В целом же после переворота 2014 года на Украине произошло то, что ожидалось пессимистами еще четверть века назад. Но тогда страна сумела воспользоваться советским наследием и дешевыми российскими энергоносителями. Сейчас этой поддержки нет, да и ожидать ее в целом неоткуда: основной курс МВФ и ВБ направлен на продолжение реформ, в которые уже с трудом верят даже экономисты. А значит, стремительно беднеющая Украина продолжит свое движение к нищете, пишет газета.

Борис Алексеев, Сегодня. Ру