Спецслужбы США все-таки нашли в мячике, подаренном Трампу Путиным электронное устройство. Но оно оказалось не шпионским

Хмурое утро, кабинет директора ФБР Кристофера Рэя. Его ноги закинуты на стол, в одной руке кружка давно остывшего американо, в другой — бутылка бурбона, опустошенная за ночь. Галстук сбился на бок. Рубашка взмокла. Рэй 356-й раз пересматривает видео, как Владимир Путин в Хельсинки передает мячик чемпионата мира по футболу Дональду Трампу, а тот бросает его своей Мелании.

— Черт, наш агент передал, что любимый фильм Путина — «Щит и мяч». А любимая поговорка русских — «Кто с мячом к нам придет, от мяча и пропадет». Все сходится — Путин, мяч, Трамп подозрительно не ругает русских… Должна же быть у этого мяча кнопка, антенна, шпионский чип. Не может не быть…

Раздается звонок. На экране аппарата секретной связи высвечивается встревоженное лицо директора ЦРУ Джины Хаспел.

— Крис? Ты в строю?

— Йес, Джин. Ты, вижу, тоже не спала сегодня. Задал нам Путин работу. Твои ребята нашли хоть что-то?

— Представляешь, Крис, мы исследовали каждый миллиметр мяча. И мы нашли!

— Я так и думал! Русские не могли подарить этот мяч просто так. Они должны были прослушивать через него все разговоры Трампа, — шеф ФБР подошел к окну и одернул штору, во дворе взвод агентов занимался утренней физзарядкой, гоняя мяч. «Только не это!» — взвыл Рэй и задернул штору. — Джин, а, может, это был тайный канал связи Путина с Трампом? Там была антенна? Не тяни, говори.

— Спокойно, Крис. Мы обнаружили только электронный чип.

— Все-таки чип! Значит, прослушка?

— Видишь ли, есть проблема, Крис… Похоже, это чип не Путина.

— Как это? А кого? КГБ? Русских олигархов?

— Это вообще чип не русских. Он немецкий, Крис. Понимаешь?

— Понимаю, — директор ФБР нервно отхлебнул американо, — Неужели Меркель? Даст из фантастиш! Ее тоже завербовал Путин?

— Это немецкая фирма Адидас вшила в мяч свой чип.

— Зачем, Джин? Адидасу нужны наши коммерческие секреты? Или Путин и их купил?

— Нет, Крис, такие же чипы вшиты во все мячи чемпионата мира по футболу. Подносишь мяч к смартфону и на экране всплывают адреса спонсоров чемпионата.

— Джин! Это же могут быть пароли и явки! Вы проверяли? Там есть Lubianka? Или Дрезден? Путин работал в этом городе разведчиком. О! Я понял при чем тут Меркель! Путин завербовал ее еще в Дрездене.

— Не надо истерик, Крис, выпей колы со льдом. Там реально спонсоры чемпионата со всего мира. И там нет Lubianki… И этот чип нельзя перепрограммировать. Невозможно.

Шеф ФБР снял галстук, смял и кинул им в стену.

— Что мы скажем Конгрессу, Джин? Они уверены, что мяч — шпионский. Его нельзя возвращать Трампу. Вспомни, что говорят русские — кто с мячом к нам придет…

— С мечом, Крис. Тебе надо взять дополнительные уроки русского. Меч Путин Трампу не дарил. А мячик… Пусть уже дети Трампа его пинают. Тут мы бессильны.

Раздался жуткий звон. На пол кабинета директора ФБР посыпались осколки стекла. А прямо в лицо Кристоферу Рэю летел он — футбольный мяч. Рэй успел увернуться и подбежал к окну. Во дворе с извиняющимся видом стоял строй агентов.

— Мы не специально, босс… А давайте все свалим на русских?

Иван Грачев, «Комсомольская правда»