Очередная годовщина покушения на Адольфа Гитлера 20 июля 1944 года, дает повод для непредвзятого рассмотрения логической взаимосвязи основных событий второй мировой войны 

Для начала рассмотрим ряд странных совпадений в исторической хронологии, которые до сих пор не имеют убедительных официальных объяснений:

— Заместитель Гитлера Рудольф Гесс прилетел в Британию 11 мая 1941 года. Неизвестно о чем он там договорился и договорился ли вообще.

Но- вот что любопытно! Первый срок нападения Германии на СССР по плану «Барбаросса» — 15 мая 1941 г.

— Можно допустить, что это совпадение не было случайным. И что на самом деле  Гитлер все знал о миссии якобы сумасшедшего Гесса и сам готовил её. Именно поэтому первый срок удара по СССР был приурочен к его полету.

— Это может означать, что тайные переговоры между Берлином и Лондоном велись уже длительное время. Возможно, что они начались сразу после разгрома Франции в 1940 году и знаменитого стоп-приказа Гитлера, пощадившего, в знак примирения, британский экспедиционный корпус в Дюнкерке.

— Британия в тот момент реально стояла на коленях и фактически не имела армии даже для самозащиты. Переговоры с Гитлером  для неё были единственным шансом.

Но тут возникает немаловажный вопрос. Зачем эти переговоры были нужны самому фюреру, если со стороны Британии его «европейской крепости» и так ничего не угрожало? И еще года три – пока англосаксы не соберутся с силами, как, собственно и случилось, Германия могла не опасаться удара с Запада. И спокойно расправиться за это время с Советским Союзом, чтобы потом не воевать на два фронта, что для немцев равносильно неминуемому поражению.

Все дальнейшее также вписывается в беспереговорную схему. Гитлер  приказал топить всё, что плавало в Северной Атлантике, чтобы свести к минимуму  поток военных грузов в Британию и максимально оттянуть время готовности англосаксов к новому прыжку в Европу. А те, в свою очередь беспощадно бомбили рейх в отместку за эти попытки парализовать  атлантические коммуникации.

При этом, для того чтобы создать трехмиллионную группировку войск со всей техникой и инфраструктурой, при необходимости её переброски через океан действительно нужно было примерно три года.

Хотя англичане пытались прощупать немцев и раньше этого срока – неудачным десантом в Дьеппе в 1942 году. Который мог быть именно реальной разведкой боем, а не показной, спецом для тов. Сталина симуляцией собственного бессилия, на чем настаивает советская версия.

Так что же – переговоров и тайного сговора англосаксов и Третьего рейха все-таки не было?

Исходя из сугубо военно-стратегической точки зрения, так оно и есть. У Британии в то время не было никаких силовых аргументов против Германии. В плане военной мощи она была исчезающе малой величиной. Её многочисленный флот для сухопутной войны в Европе никакого значения не имел.  Садиться за стол равноправных переговоров Лондону было в этом смысле решительно не с чем. А в таком положении успешных контактов и, тем более, выгодных соглашений в принципе быть не может.

И если даже англосаксы формально обещали Гитлеру три года не открывать второй фронт в Европе, то они фактически продавали ему воздух. Потому что в любом случае они этого сделать не могли. А фюрер отнюдь не был дураком. И покупать воздух, то есть договариваться о том, что и так было у него в руках – стратегическая пауза на Западе для войны на Востоке,  он бы никогда бы не стал.

Выходит, что Гесс действительно был отщепенцем и психом и полетел к бриттам по собственной дурацкой инициативе?

Но почему же тогда «Барбаросса» была назначена аккурат на момент его прибытия к англичанам? Простое совпадение? Возможно.

Давайте, однако, продолжим перечислять подобные совпадения.

— Первый срок операции «Оверлорд» (высадка союзников в Нормандии — открытие второго фронта в Европе) тоже в районе 15 мая 1944 года. Ровно через три года после прилета Гесса в Англию!

— Любопытно, что три года — это примерный срок крушения Российской империи и развала Русского фронта в первой мировой войне. О чем англосаксы были прекрасно осведомлены.

— Те же три года продлилась  пауза взятая Британией и США перед открытием второго фронта в Европе

— То есть, этот подтвержденный историей крайний срок и был, вероятно, отведен Рейху англосаксами для разгрома СССР и максимального обескровливания самой Германии.

— К этому сроку Запад полностью завершал подготовку к активным действиям в Европе и в любом случае переходил в генеральное наступление против Германии. Для того, чтобы присвоить плоды её возможной победы на Востоке, вернуть контроль над Европой и поставить на колени исполнившую свою миссию слепого орудия англосаксонских планов Германию.

Следует обратить внимание на еще одно красноречивое совпадение, которое в официальной истории, на мой взгляд,  существенно недооценено. Заключается оно в том, что одновременно с вторжением англосаксов в Западную Европу, высший германский генералитет, в своей значительной части,  изменил фюреру и устроил против него заговор.   Фактически в результате этой измены был изначально развален Западный фронт и  сдана противнику Франция, а самого Гитлера попытались 20 июля взорвать. Фюреру пришлось перестрелять или пересажать половину своих высших офицеров и передать фактическую власть над армией в руки СС, чтобы восстановить контроль над страной.

Не правда ли любопытно – три года подряд в условиях тяжелейшей войны  немецкое высшее командование верой и правдой служило своему фюреру, выполняло любые его приказы, когда речь шла главным образом о борьбе против СССР. Но как только началось вторжение англосаксов в Нормандию, от готовности немецкой военной элиты сражаться не осталось и следа. Что это – банальный психологический шок и усталость от затянувшейся войны, или же строго скоординированный по времени сговор с противником,  ставшей результатом активизации  альтернативной стратегии Запада для Европы и Германии, о которой сказано выше. Стратегии, которая была предопределена еще в 1941 году и подготовка к реализации каковой, в том числе и в немецком тылу, все эти годы шла полным ходом.

Разумеется, никаких формальных документов и, тем более, договоров на это счет подписано не было. Такие вещи, особенно в военное время, бумаге в принципе доверять не принято. Не случайно Гитлер, даже находясь в конце войны в отчаянном положении, ничего не смог обнародовать по этому поводу. Хотя публикация настолько взрывных материалов о тайном сговоре рейха с нацистами могла  наверняка очень серьезно повлиять на мировую политику того времени и даже на ход войны. Что касается Черчилля, то всплыви такие документы, он бы точно закончил свои дни на виселице.

А это значит, что таких документов не было и быть не могло. Но, тем не менее, в 1941 году был момент объективного совпадения высших стратегических интересов и возможностей Третьего рейха с одной стороны и англосаксонской коалиции с другой. Первый стремился воспользоваться временной паузой на Западе, чтобы развязать себе руки на Востоке покончив с СССР.  А Лондон с Вашингтоном были двумя руками за то, чтобы Гитлер оставил их в покое на время, необходимое им для того, чтобы как следует подготовиться к приходу на пир победителей.

Так или иначе, но ценой этого «объективного совпадения интересов» двух частей разделенного тогда Запада стали, как минимум, 20 миллионов лишних жертв с нашей стороны. Которых могло и не быть, пойди англосаксы навстречу Советскому Союзу, который еще в тридцатых годах предлагал создать в Европе систему коллективной безопасности и пресечь на корню любые попытки гитлеровской Германии диктовать свою волю всему континенту.

Но Лондон и Вашингтон на это не пошли. Они в то время были куда больше озабочены поиском достаточно эффективного инструмента для того, чтобы покончить с альтернативным капитализму общественным строем Советского Союза, который справедливо считали для  себя главной и летальной угрозой. И настойчиво подталкивали Германию к соответствующим шагам. Сделав, тем самым, ситуацию необратимой и фактически поставив Гитлера перед неизбежностью нападения на СССР.

По сути, именно по этой эталонной исторической модели англосаксонский Запад действует против России и сегодня.  Пытаясь направить  потенциал нынешней Западной Европы в русло конфронтации с РФ. Которая, хотя и перестала быть коммунистическим Советским Союзом, но продолжает быть тем, что внушает Западу суеверный страх своей неисправимой инаковостью, перемешанный с извечным стремлением жулика-бизнесмена решать свои проблемы за чужой счет. И нам стоит помнить эти уроки истории. Чтобы смертоносное для нас «объективное совпадение» западных  интересов  опять не стало свершившимся фактом.

Юрий Селиванов, специально для News Front