Никто не остановит мирное взаимовыгодное сотрудничество, которое несет Европе «Северный поток-2», считает военный обозреватель Александр Хроленко

Противоборство газопровода «Северный поток-2» и военного блока НАТО вступает в завершающую фазу. В конгресс США 19 июля внесен законопроект о санкциях против газопровода. Вашингтон объясняет это желанием повысить энергетическую безопасность стран НАТО, и законопроект может попросту обязать страны альянса приобретать американский сжиженный природный газ (СПГ) без учета экономических интересов ЕС.

В ближайшее время мы увидим, удастся ли европейцам расшатать зависимость от Соединенных Штатов, которые стремятся пролонгировать свои права на «плантациях ЕС» убеждением, принуждением и, возможно, «огнем и мечом».

Администрация президента Дональда Трампа ставит на карту очень многое и еще в июне анонсировала санкции против пяти европейских компаний, которые вместе с «Газпромом» участвуют в строительстве «Северного потока-2».

Цели Вашингтона понятны: ослабить экономическое влияние России на Европу и укрепить собственные позиции, то есть реализовать втридорога американский СПГ и реанимировать «американскую исключительность».

В США насаждают мысль об ограниченности Евросоюза в противодействии Москве из-за огромной зависимости от российского газа и предлагают ЕС свой источник энергоресурсов.

Канцлер Германии Ангела Меркель уже заявила, что ее страна самостоятельно принимает экономические решения. Параллельно обострились торговые отношения между США и Францией — из-за иранской проблемы и пошлин на импорт металлов. И в американской администрации склоняются ко все более радикальным методам убеждения младших партнеров.

Механизм принуждения к СПГ

Американский президент имеет право вводить санкции в отношении любого лица, которое после принятия закона США от 2 августа 2017 совершало инвестиции или продавало товары, поставляло технологии или оказывало услуги России (на сумму более 1 миллиона долларов или в совокупности в течение года на сумму более 5 миллионов долларов) в сфере строительства и обслуживания российских трубопроводов, экспортирующих энергоресурсы.

А если не подействуют санкции, у Вашингтона для подавления инакомыслия и антиамериканских экономических протестов в ЕС есть еще и такие надежные инструменты, как Пентагон и НАТО. Пусть генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг не питает Nord Stream-иллюзий.

В единой Европе нет единства. Некоторые страны присоединились к американской кампании против «Северного потока-2», другие поддерживают этот выгодный энергетический проект. Против газопровода выступают Польша, страны Балтии и Украина, но сильнее всего позиция США, где «Северный поток-2» считают еще и подрывом украинских реформ.

Вот с Украины (Донбасса) могут и начать «операцию принуждения к СПГ». Здесь уместно вспомнить американский диапазон силовых коррекций от Югославии (1999) до Грузии (2003) с учетом опыта Украины (2013). Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты умудрялись погреть руки на огне любой из войн минувшего столетия.

На высокую вероятность искусственного военно-политического обострения указывает программа милитаризации Восточной Европы. Это увеличение в ближайшие шесть лет бюджета Североатлантического альянса на 266 миллиардов долларов, строительство новых военных баз США, размещение американских войск в непосредственной близости от границ России (включая бронетанковую дивизию в Польше), планы развертывания группировки ВМС США в Балтийском море и втягивания в НАТО нейтральных Швеции и Финляндии.

Безусловно, многомиллиардные инвестиции Вашингтона рассчитаны на экономическую отдачу. Все-таки американцы занимаются преимущественно бизнесом, а не альтруизмом. Качественно новая инфраструктура НАТО в Восточной Европе, «военный Шенген» и отлаженная логистика позволят США в любое время и под любым предлогом («отравление Скрипалей», «кибератака» или «вмешательство в демократические выборы») включить в ЕС режим управляемого хаоса. То есть немного пострелять, а потом вернуть, «как было», чтобы благодарные европейцы уже никогда больше не отказывались от американского СПГ и, наконец, «оторвались» от России. Разумеется, «сопутствующие потери» неизбежны.

Инструмент сотрудничества

Новый газовый проект ЕС и России возник после энергетического кризиса 2009-го, в силу объективных причин и взаимной выгоды. «Северный поток- 2» диверсифицирует маршруты поставок, снимает транзитные риски. Альтернативный СПГ из США значительно дороже, но Вашингтону так хочется обрести полный энергетический контроль над Европой, что обычная логика не работает.

«Северный поток-2» предусматривает прокладку двух линий трубопровода общей мощностью 55 миллиардов кубометров в год — от Усть-Луги Ленинградской области до Грайфсвальда на территории Германии по дну Балтийского моря (протяженность магистрали — около 1200 километров).

Компания Nord Stream 2 AG в апреле 2017-го подписала с фирмами ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall соглашения о финансировании проекта газопровода. Пять европейских компаний предоставили долгосрочное финансирование в объеме 50% от стоимости проекта. Разрешение на строительство газопровода к сегодняшнему дню выдали три ключевых партнера: Германия, Финляндия и Швеция. Это обеспечивает 89% маршрута. Дания пока не выдала разрешение, но позиция Копенгагена погоды не делает, ведь датский участок можно обогнуть. Здесь болевая точка Вашингтона.

До недавних пор Украина служила «главным вентилем» в снабжении Европы газом — под контролем США. С завершением «Северного потока — 2» и «Турецкого потока» американская комбинация с украинской революцией (зоной управляемого хаоса) теряет всякий смысл. Это еще один концептуальный крах «американской исключительности». Однако Соединенные Штаты не готовы гибко приспосабливаться к новой геополитической ситуации и продолжают гнуть свою линию с позиции силы: угрожают Европе потерями, войной, и не обещают значимых преференций.

Между тем в России вступил в строй комплекс «Ямал СПГ», начались поставки сибирского сжиженного газа в Европу, Индию, Китай. При необходимости Россия построит мощный СПГ-комплекс на Балтике, и никто, никакими средствами принуждения, не остановит развитие мирного взаимовыгодного сотрудничества.

Александр Хроленко, Sputnik