Экономист Денис Домащенко — о плюсах выхода России из американских облигаций

«Наши отношения никогда не были хуже», — заявил в понедельник на встрече с Владимиром Путиным в Хельсинки Дональд Трамп. И с этим трудно спорить. Апрельские санкции против России привели к серьезным решениям в области финансового менеджмента со стороны нашего Центробанка. Если до апреля 2018 года российские инвестиции в американские бумаги составляли около $100 млрд, претерпевая незначительные изменения, то только за следующие два месяца из них было выведено более $81,1 млрд.

Россия правильно делает, что выходит из американских бумаг. На самом деле это давно следовало сделать. Теоретически у США есть право заморозить наши деньги, вложенные в их бумаги. Они уже так делали в отношении Ирана. Учитывая тот факт, что американская сторона продолжает вводить новые санкции против нас и не скрывает своих настроений, лучше перестраховаться. Тем более что альтернатив у нас много.

Кроме «политической» версии изменения российской позиции по отношению к бумагам Минфина США можно рассмотреть и экономическую: рыночные цены на американские облигации снижаются из-за продолжения цикла повышения процентных ставок Федеральной резервной системы (ФРС) США. Нет смысла держать в портфеле падающие в цене облигации до того, как американский регулятор завершит повышение процентных ставок.

Сейчас столь высокими темпами как Россия из бумаг США никто не выходит. Однако если брать по абсолютной величине за год — май 2017 года к маю 2018-го — то мы увидим, что вложения в бумаги США на $64,3 млрд сократили Каймановы острова, на $62,7 млрд — Япония, на $17 млрд — Турция. Другие страны пока продолжают держать деньги в американских бумагах, надеясь переждать период снижения доходности по ним. Он завершится примерно через полтора года, когда ФРС перестанет повышать свою ставку. Если сейчас доходность американских облигаций примерно на уровне 2,8%, то после замораживания ставки она составит около 4%.

Противоположная позиция в отношении активов США наблюдается у Саудовской Аравии. Эта страна, по сути, замещает выпадающие российские инвестиции в казначейские обязательства Америки. Если в начале 2012 года российские инвестиции составляли $145,7 млрд, а Саудовской Аравии — $75,0 млрд, то по состоянию на май этого года у РФ осталось $14,9 млрд, а саудиты нарастили подобные инвестиции до $162,1 млрд. Если суммировать инвестиции этих стран, то их изменения в последние годы были незначительны. Иными словами, к Саудовской Аравии, по сути, переходит проданный россиянами портфель американских бумаг.

Только за два весенних месяца по вложениям в американские казначейские обязательства Россия опустилась с 15-го на одно из последних мест в мире. Рост международных резервов у Саудовской Аравии в последние годы вызван восстановлением цен на нефть, следовательно, увеличением притока валютной выручки в страну с преобладанием нефтяного экспорта. Наращивание резервов имеет, прежде всего, задачу сохранности. Доходность — на втором плане. Это связано с тем, что вложения в американские облигации обычно долгосрочные. Экономика США традиционно считается самой устойчивой в мире, и риск дефолта в этой стране близок к нулю. В Аравии уверены в низких инвестиционных рисках Штатов, поэтому и отдают предпочтение им, а не странам с не очень устойчивой экономической ситуацией, но при этом большей доходностью по бумагам.

Первые пять строчек в рейтинге по вложениям в американские бумаги занимают Китай, Япония, Ирландия, Бразилия и Великобритания. Общий объем иностранных инвестиций в американские долговые обязательства казначейства США составляют $6,2 трлн.

Мы же, забрав деньги из американских облигаций, можем нарастить инвестиции в китайские национальные бумаги или в швейцарские. России следует вкладываться в облигации более дружественных стран с низким политическим риском. Также нам бы подошли бумаги Малайзии и Сингапура. Но все-таки лучше сделать реверанс в сторону Китая. И наконец, можно конвертировать средства в рубли и разместить в отечественные инфраструктурные проекты.

Денис Домащенко, газета «Известия»