У нас это называется «лезть из кожи вон». У них этого недостаточно. Им надо, чтобы он полез вон из Белого дома. Поэтому и переводчицу его хотят допросить, как водителя Бормана. Пусть ответит, кто сказал «не». Хотя и так знают. И он знал, что так будет…

Не то чтобы его выступление в Хельсинки было шедевром ораторского искусства, но все-таки человек связывал слова в предложения, предложения в текст, текст с местом в истории. А они из всей его речи вычленили только часть речи. Точнее частицу. И вот уже два дня он доказывает, что «не» с Трампом пишется раздельно. Тщетно. Здесь все равно уверены, что он и есть слово-исключение, а в его формулировке «Россия не могла вмешиваться в наши выборы» отрицание – если и оговорка, то не по Трампу, а по Фрейду.

По нему же судят и Меланью. После радушного рукопожатия с Путиным она показала камерам свое, как все решили, «истинное» лицо. Суровое, ледяное. Кто-то прочитал в нем ужас, кто-то злость, кто-то «говорила мне мама». В душу к ней, конечно, не заглядывали, но психологи посчитали, что первую американскую леди так напрягает не Путин, а Трамп. Причем не в этот момент, а всегда. Как бы то ни было, сам Трамп взял пример со своей жены. Стоило ему отвернуться от Путина, он тоже изменился в выражениях.

У нас это называется «лезть из кожи вон». У них этого недостаточно. Им надо, чтобы он полез вон из Белого дома. Поэтому и переводчицу его хотят допросить, как водителя Бормана. Пусть ответит, кто сказал «не». Хотя и так знают. И он знал, что так будет. Шутил же, что его не простят, даже если он привезет из Хельсинки Москву. Теперь не проверим – не привез же. Зато теперь он верит не только в то, что Россия вмешивалась в его избрание, но и в то, что хочет сделать это и на выборах в конгресс. А скажи спецслужбы, что и на следующей президентской кампании, он бы и с этим согласился. «Я не сомневаюсь в том, что Путин решит оставить меня президентом».

Кстати, в то, что именно Путин, он тоже верит. В интервью Fox News на него свалил вину за свою победу. «Если Россия вмешивалась, то его следует считать ответственным как лидера своей страны». Он, правда, и себя считает ответственным за все, что происходит в Америке, как лидер своей страны. Но это потому, что слишком много на себя берет. Как он может отвечать за все, что происходит в Америке, если за выборы в ней отвечает Путин? Но в том и прелесть этой ситуации для Трампа, в том и шанс его, что Путин не отвечает. Никак не реагирует на риторические «кувырки» своего визави.

Потому как занят. Да и что говорить? Ну, гиперзвуковой «Авангард» поступил в серийное производство. Подводный «Посейдон» завершает тестирование. Лазерные «Пересветы» развернулись в местах дислокации. Ну, что еще? «Кинжал» вот приживается. «Сармат» на взлете. Тихо реет «Буревестник» – над седой системой ПРО он как молнии подобный. Так что, извини, Дональд. Ты уж как-нибудь сам со своими разберись. Есть у нас еще дома дела.

А у Дональда есть только один способ доказать, что Путин не при делах. Проиграть. Сначала выборы в конгресс, а через два года, если обойдется без импичмента, выборы президента. Но это не входит в его планы. Сам сказал перед Хельсинки, что хочет переизбраться. Просил ли он об этом Путина лично, неизвестно. Переводчицу же еще не допросили. Но если да, то ответ того угадать несложно. «Смотря, как работать будешь», – сказал бы он, имея в виду, естественно, оценку американских избирателей. А вы что подумали?

Михаил Шейнкман, радио Sputnik