Украинская власть довела страну до шизофрении: большинство украинцев хотят мира, но если ты публично заявляешь об этом, сразу рискуешь стать предателем и «агентом Кремля». В то время как хотеть войны и быть радикалом — значит быть патриотом и человеком с активной гражданской позицией

В таких условиях в государстве сформировалась целая инфраструктура войны и огромная компания людей, зарабатывающих на конфликте. Понятно, что конец войны станет для них личной проблемой.

Это и есть украинская «партия войны».

«От России — к НАТО»

Ее главной движущей силой был и остается «Народный фронт». Победившая на парламентских выборах 2014 года партия хоть и растеряла рейтинги, но сохранила состав: один из фаворитов США экс-премьер-министр Арсений Яценюк, могущественный министр внутренних дел Арсен Аваков, спикер парламента Андрей Парубий, секретарь Совета национальной безопасности и обороны, «кровавый пастор» Александр Турчинов — все они представляют «фронтовиков».

С 2014 года они выбрали для себя роль главных «ястребов» в Украине, поддерживающих войну на Донбассе — до победного конца — и винящих во всех проблемах страны Россию.

Повестка дня для Украины, по мнению «фронтовиков», радикальна: вступление в ЕС и НАТО, визовый режим с РФ, возвращение Крыма и выплаты Украине репараций за понесенный из-за агрессии материальный ущерб.

Громкие тезисы, но поддержки у населения они не получают. Согласно соцопросам, рейтинг у НФ — около 1,5%. В то же время в руках у «фронтовиков» сосредоточены мощные ресурсы, в том числе подконтрольные радикалы, которых курирует глава МВД Аваков.

Потерять власть — смерти подобно

Кроме «Народного фронта», политические «ястребы» есть в большинстве фракций нынешней Верховной Рады. В Блоке Петра Порошенко — например, Иван Винник. Есть они и в «Батькивщине» Юлии Тимошенко. А «Самопомощь» во главе с мэром Львова Андреем Садовым — вообще типичная «партия войны», набирающая очки на радикальных и воинственных заявлениях.

В то же время ставки для «ястребов» — крайне высоки: политолог Андрей Золотарев уверен, что потеря власти для них равносильна понятию «тюрьма»: «это в лучшем случае, а в худшем случае — даже не буду говорить. И, пытаясь спасти шкуру, «партия войны» идет на обострения».

Отсюда, добавляет он, — периодические «акции» радикалов, захваты, нападения, штурмы и т. д.

Не стоит забывать о периодически напоминающей о себе националистической «Свободе», для которой антирусская и антироссийская риторика всегда были топливом для роста рейтинга. Пока их поддержка — на уровне около 3,5%, а значит, «свободовцы» продолжат будоражить украинцев радикальными акциями.

На одном политическом фланге со «Свободой» — националисты из «Национального корпуса» во главе с Андреем Билецким, которого прочат в «украинские фюреры».

Хотят ли украинцы войны?

В четверг, 12 июля, социологическая группа «Рейтинг» опубликовала данные нового соцопроса, согласно которому 21% опрошенных украинцев выступают за продолжение военных действий до полного восстановления украинской власти на всем Донбассе. Иными словами, они за «войну до победного конца».

По мнению политолога Руслана Бортника, таких воинственных украинцев больше — примерно треть общества.

«Прежде всего, этот электорат, конечно, является электоратом правых…. Больше такого консолидированного представительства, каким был «Народный фронт», этот электорат не будет иметь в следующем политическом цикле. Поскольку все равно за последние 5 лет он потерпел определенное моральное поражение. Потому что война не принесла победы. Более того, есть глубокое разочарование властью, которая продвигала эти тезисы. Этот электорат тоже в значительной мере разочарован. Он фрагментируется, но, безусловно, он будет оказывать существенное влияние и давление на украинскую политику», — говорит политэксперт.

Он допускает, что Турчинов, Аваков, Яценюк, Парубий останутся в политике и пройдут в новую Раду в 2019 году, но уже в составе других политических проектов.

Если есть спрос — будет и предложение, этот закон отлично работает в украинской политике. Разогретые отчаянной пропагандой украинцы хотят войны до победного конца, значит, найдутся политики, которые будут к ней призывать. И конца и края этому замкнутому кругу не видно.

Андрей Аношин, Украина.ру