Хотят быть партнерами США – пожалуйста. Только спарринг-партнерами. Это которые, чтобы на них размяться. Потому Трамп и превратил их брюссельскую встречу из самостоятельного события в прелюдию. Хватило одного волшебного слова: Хельсинки

Они так официально и вслух гордятся тем, что пьедестал чемпионата мира по футболу займут страны их круга, что, кажется, в этом и заключается историческая миссия их альянса. Хотя, почему «кажется». В России побеждает НАТО – разве не для этого оно создавалось? Увы, нет. В смысле, если бы для футбола или триумфа в ином спорте, то мы, пожалуй, жили бы в самом лучшем из миров. И саммиты свои они проводили бы не только в Брюсселе, но и в Москве. Что нам, жалко? Пусть бы даже и в перерыве матча. Если все хорошо, чего время тратить. Футбол же интересней. Особенно такой.

Но разговор им предстоит долгий, нудный, двухдневный и в любом случае безрезультатный. В наши ворота они все равно не попадают. Хотя для того и кучкуются, чтобы пытаться. При этом понимают, что сейчас это даже в теории невозможно. У самих, как в сборной Аргентины, разброд и шатание. Трамп, например, прилетев в Брюссель, так и не понял фразу главы Евросовета Туска насчет союзников, которых он, Трамп, должен ценить, поскольку их не так уж много. В аэропорту их вообще не оказалось. Его приветствовал лишь мелкий клерк из МИДа. Все остальные ушли на футбол.

Им бы уйти на фронт. А они – на матч. Генсек Столтенберг признается, что во время игр в штаб-квартире бросают все и бегут к телевизору. Макрон – так и вовсе в Питер на полуфинал помчался. Бельгийский премьер Мишель такого себе позволить не смог, все-таки принимающая сторона. Но встрече Трампа у трапа и он предпочел переживания в фан-зоне. Надо полагать, его хотя бы не было среди тех, кто устроил погромы из-за поражения сборной Бельгии. Вот Трамп, наверное, удивился, когда ему сказали, что перевернутые машины и разбитые витрины – это не из-за его приезда.

Дался им этот футбол, подумал он. То ли дело – гольф. Простор, размах и шарик отдельный. А тут один снаряд на всех. Знай он старика Хоттабыча  – понял бы, что роднит футбол и НАТО. Во-первых, и здесь даже не 22, а 28 человек – себя-то он не считает – гоняют одну «российскую» тему. Во-вторых, и он охотно устроил бы им «трах-тибидох». Для того и здесь. Хотят же быть партнерами. Пожалуйста. Только спарринг-партнерами. Это которые, чтобы на них размяться. Потому и превратил этот их формат из самостоятельного события в прелюдию. Хватило одного волшебного слова: Путин.

«Саммит пройдет на фоне серьезных разногласий из-за непредсказуемости Трампа», штампуют западные СМИ общее больное место. Сложно. А схема Трампа проста, как логика монтера Мечникова. Утром деньги – вечером защита. Можно и наоборот. Но деньги – вперед. США готовы остаться для Европы, как он сказал, «свиньей-копилкой». Но если Европа сама будет вкладывать в эту «свинью». С первой-то частью его метафоры она согласна. А чтоб они долго не думали, он и спланировал все так, чтобы уже тряслись от страха, что после них он отправится в Хельсинки.

Впрочем, в этой новой штаб-квартире НАТО им совсем не страшно. Говорят, это один из самых защищенных комплексов в мире. Вот и не выходили бы оттуда. И миру было бы спокойней. Тем паче тут им есть, где развернуться. Площадь 250 тысяч квадратных метров. Больше, чем 35 футбольных полей. Хотя нормальным людям, чтобы выяснить отношения, достаточно и одного.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik