TV


Смерть ей к лицу, или Как Тереза Мэй пустила «слезы крокодила»

По-прежнему неизвестно, кто кого нашел. Они отраву, или она – их. Но не кажется случайным то, что попались люди из разряда тех, кого джентльменам не жалко

Еще неделю назад даже не все, кто с ней общался, знали, кто она. Ну, разве что в приюте для бездомных были в курсе, что 44 года, что алкоголичка, что балуется наркотиками, что трое детей, что лишена родительских прав. А сегодня ее имя на первых полосах, может быть, и не всех мировых, но всех британских газет точно. Сама премьер-министр говорит, что «шокирована» и выражает соболезнования семье и близким. Ее забыли предупредить, что единственный близкий человек для Дон Стерджесс – это 45-летний Чарльз Роули. Тоже из деклассированных. Официальный наркоман.

Но вряд ли ему сейчас скажут о тяжелой утрате, которая его постигла. Сам в этой же больнице этого же Солсбери, и все еще в критическом состоянии. Надо полагать, и на его счет у Терезы Мэй уже приготовлен некролог. Хотя и Дон одна сделала для правительства больше, чем все спецслужбы Британии. Впрочем, может, это именно они и провели над ней свою работу над ошибками. После случая со Скрипалями все химики – и свои, и чужие твердили им, что от «Новичка» живым еще никто не уходил. (С другой стороны, его еще никто на людях и не применял). Но вот и не ушел.

И кто теперь усомнится, а был ли «Новичок», если уже нет его жертвы. И как-то очень вовремя, как только у них умеют, СМИ, чтобы никто не решил, будто бомжей, в отличие от более перспективного в медийном смысле экс-полковника ГРУ, спасают абы как, за день до смерти Стерджесс, само собой со ссылкой на компетентные органы, объяснили чудесное спасение Скрипалей дождем. Дескать, это влажность снизила эффективность яда. А паре из Эймсбери с погодой не повезло. С местом жительства, видимо, тоже.

По-прежнему неизвестно, кто кого нашел. Они – отраву, или она – их. Но не кажется случайным, что попались, по сути, «лишние» люди. Из разряда тех, кого джентльменам не жалко. «Черные риэлторы», как правило, ведут себя так же. Отжимают квартиры у тех, за кого некому заступиться. Совпадение? Нет, не думаю. Потому что не одно. Их много. Конечно, нельзя совсем исключать того, что это действительно роковое стечение обстоятельств. Что произошло это в разгар Чемпионата мира. Что умерла Стерджесс за пару дней до саммита НАТО и за неделю до встречи Трампа с Путиным.

Но вот, например, ушел из правительства Мэй министр по Brexit’у Дэвид Дэвис. Убежденный евроскептик отказался принять план премьер-министра по выходу из ЕС, о котором говорят: поражение, уступка, ни туда ни сюда. Но кого уже интересует, что Мэй не может справиться даже с собственными министрами. Какой Brexit, если в Солсбери – а это, между прочим, недалеко от Лондона – все еще на каждом углу можно подцепить летальный исход.

И вроде бы по-хорошему сейчас-то как раз и напрашивается режим чрезвычайной ситуации. Но именно сейчас они его и не вводят. Может, знают, что больше здесь никто и ничего не найдет. А может, Мэй еще не все «крокодиловы слезы» выплакала. Ведь получается, что смерть ей к лицу. Все как в кино. Кому смерть, а кому – эликсир жизни.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik