Американский военный флот в Черном море угрожает жизненным интересам  Российской Федерации независимо от официальных предлогов  для его  пребывания  в данной акватории

Известный своей экстремальной публичностью  член Совета Федерации РФ Франц Клинцевич сделал заявление по поводу  захода боевых кораблей ВМС  США в Черное море в связи очередными американо-украинскими военно-морскими учениями серии «Си бриз»:

 «Отношение России к этим учениям в Черном море может быть только резко негативным. Нет, никакой опасности для нас они не представляют: все жестко отслеживается в режиме онлайн, и при необходимости соответствующая реакция последует незамедлительно. Однако учения, несомненно, ухудшают общую военно-политическую ситуацию в регионе, провоцируя Киев на непродуманные действия, создавая у него иллюзию определенной вседозволенности».

Слова «сенатора» о резко негативном отношении РФ к этим учениям, особенно на фоне предстоящего российско-американского саммита, вполне вероятно отражают официальную позицию Москвы по данному поводу и их можно только приветствовать.

Однако в этом же заявлении присутствует фраза, которая мягко говоря, вызывает недоумение. Что значит «никакой опасности для нас нет»? Как это прикажете понимать?

Если бы российский военно-морской флот вознамерился провести аналогичные учения где-нибудь в непосредственной близости от американской военно-морской базы  Перл-Харбор на Гавайях, или на траверзе главной стоянки американских авианосцев в Норфолке на восточном побережье США, то такие маневры России  были бы однозначно квалифицированы в Вашингтоне как непосредственная военная угроза. Со всеми вытекающими из данного определения  военно-политическими последствиями.

Дисциплинированная американская медиа-машина немедленно начала бы глобальную кампанию по поводу «агрессивных происков коварного Путина», а в Совет безопасности ООН  с высокой степенью вероятности был бы внесен американский проект резолюции  о «недопустимых военных провокациях РФ в опасной близости от территории США».

Между тем, в точно таком же зеркально-аналогичном случае, когда американский флот постоянно крутится буквально у входа в  главную черноморскую военно-морскую базу России – в Севастополе и, кстати,  за много тысяч миль от своих берегов,  никакой опасности оказывается для нас, то есть для России, нет! Что это, если не приглашение пентагоновским адмиралам продолжать и дальше в том же духе?  Плавайте, мол, господа американцы, где хотите, осваивайте всесторонне черноморский театр военных действий. Ибо «никакой опасности для нас нет»!

Надо полагать, что уважаемый член Совета Федерации имел в виду лишь то, что американо-украинские военно-морские маневры под боком у российского Крыма не несут НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ВОЕННОЙ УГРОЗЫ России. И с этим можно согласиться. Хотя и с известной натяжкой — иди знай, что они удумали. Можно допустить, что американские военные боссы не настолько большие идиоты, что могут воспользоваться учениями для каких-то серьезных военных провокаций против РФ.

Однако даже в этом случае, уместность сделанного Клинцевичем успокоительного акцента на том, что «никакой опасности нет», вызывает однозначную реакцию отторжения. Ибо в его положении было бы куда более правильно сделать прямо противоположный акцент.

Потому что сам факт пребывания американского военно-морского флота в непосредственной близости от российских территориальных вод, является угрозой для России. Под каким бы миролюбивым соусом этот факт не преподносился. Тем более, когда ВМС США представлены на этих учениях командно-штабным кораблем 6-го флота «Маунт Уитни»,  с которого, в случае боевых действий, будет осуществляться все оперативное управление нанесением ракетных ударов по российской территории, а также ракетного эсминца «Портер», который как раз способен такие удары наносить.

Американскому военному флоту нечего делать в Черном море, на огромном удалении от собственной территории, именно потому, что ему там нечего делать от слова вообще. Никаких жизненных интересов у США, как государства,  здесь быть не может в принципе. А вот у России и других черноморских стран такие интересы, безусловно, есть. И регулярные вторжения  в эту акваторию не только заморской, но даже заокеанской военной силы, не могут рассматриваться иначе, как прямая и явная угроза безопасности государств региона. И если хоть одно из них, например — Россия так считает, то эта угроза останется  актуальной ровно до тех пор, пока американский флот не покинет  Черное море навсегда. И уж кому-кому, но не российскому «сенатору» публично вещать,  что  «никакой опасности для нас нет».

Юрий Селиванов, специально для News Front