На последнем этапе согласования строительства «Северного потока – 2» противодействие этому газопроводу, призванному не только ответить на растущие потребности Евросоюза в самом дешевом трубопроводном газе, но и снять угрозы газовому транзиту, приобрело явно гротескный характер

Напомню: чтобы газовые трубы, способные перебросить с российского Севера 55 миллиардов кубометров газа в год (а вместе с уже функционирующим газопроводом «Северный поток» — более 110 миллиардов), могли подойти к германскому берегу по наиболее экономичному маршруту, необходимо «потревожить» самый восточный на Балтике сектор экономической зоны Датского королевства. И Дания заявила, что намерена как минимум задержать прокладку труб в Балтийском море.

Этот лоббист — кого надо лоббист

Причины, по которым Копенгаген занял столь двусмысленную позицию на фоне уже давших разрешение Берлина, Стокгольма и Хельсинки, могут оказаться самыми разнообразными, включая стремление посодействовать Киеву.

Завершение строительства «Северного потока – 2» означает не только потерю трех миллиардов долларов США в год за транзит российского газа, но и серьезное переформатирование геополитической роли Украины на континенте. После 2020 года поставка основного объема газа по дну Балтийского моря делает ее в глазах Евросоюза, с одной стороны, проблемной аграрной периферией, а с другой — «газовым тупиком».

Киев сейчас прилагает колоссальные усилия для активизации пропагандистской кампании против «Северного потока – 2», привлекая в качестве союзников страны Евросоюза и Восточной Европы, для которых участие в антироссийских истериках уже стало традиционным.

Состоявшийся в конце июня визит в Вашингтон спикера Верховной рады Андрея Парубия, которого сопровождали коллеги из Грузии, Литвы, Молдавии и Польши, является наиболее ярким примером деятельности данной «антигазовой коалиции». Примечательно, что, еще находясь в столице США, Парубий поспешил отметить, что итоги ряда встреч с представителями американского истеблишмента позволяют ему твердо заявить: «Строительство Nord Stream 2 будет остановлено».

Согласуйте аргументацию, партнеры!

Но главные усилия противников новой газовой магистрали сконцентрированы на оформлении настоящего фронта против «Газпрома» на севере и северо-востоке Евросоюза, призванного создать «антигазпромовское кольцо» на побережье Балтийского моря. К числу самых стойких противников относятся Эстония, Латвия, Литва и Польша.

Аргументная база Таллина, Варшавы, Вильнюса и Риги, в принципе, однотипна, она строится на антироссийских политических традициях, оказавшихся с начала 1990-х в основе государственной идеологии этих стран. Главный аргумент против строительства газопровода увязан с «агрессией» России против Украины и «оккупацией Крыма», что создает проблему для самих организаторов кампании против «Северного потока – 2».

Дело в том, что и в 2011 году, когда «Газпром» ввел в строй предшественника новой газовой магистрали — «Северный поток», все те же страны жестко выступали против, хотя и речи не было об «агрессии» России против Украины.

В странах антигазпромовской коалиции не скрывают, что лоббируют интересы Киева, желающего сохранить 100 и более миллиардов кубометров транзитного российского газа в своей газотранспортной системе и после 2020 года. Причем, что любопытно, в случае сохранения российского газового транзита через Украину Варшаву, Вильнюс и Таллин не волнует, что этот газ будет поступать от «агрессора» и «оккупанта».

Все остальные аргументы, выдвигаемые в Варшаве, Вильнюсе и Таллине, призваны только укрепить отталкивающий имидж России в Евросоюзе. В частности, считается, что строительство «Северного потока – 2» предоставит Москве «инструмент шантажа» в отношении Брюсселя и Киева. Кроме того, новый газопровод «усилит политическую зависимость Германии от России».

Более того, в странах Прибалтики активно распространяется мнение, что новый газопровод является элементом «гибридной войны» России против Запада. Это, пожалуй, самый экзотический аргумент — трудно представить прокладку труб для доставки потребителю энергоносителей формой войны против этого же потребителя.

Но есть еще более «логичный» аргумент: построив газопровод по периметру экономических зон Эстонии и Латвии, Россия обязательно усилит охрану газовой магистрали, задействовав свой Балтийский флот и авиацию, что в целом «создаст угрозу для деятельности НАТО на Балтике». Хочется задать встречный вопрос: «НАТО уже угрожает или еще только собирается угрожать российским газопроводам?»

Так кто и кому должен заплатить?

На волне антироссийской и антигазпромовской кампаний не забыта и деятельность «российских лоббистов» в Евросоюзе — от юридических лиц до политических деятелей Европы (в этом случае обычно вспоминают экс-канцлера ФРГ Герхарда Шредера). Но при этом почему-то совершенно не обращают внимания на неприкрытый лоббизм высшего руководства США, навязывающего Евросоюзу свой сланцевый газ взамен российского.

На этом фоне заявление премьер-министра Дании Ларса Лекке Расмуссена (сделанное, кстати, во время посещения датской столицы премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом) о намерении если не остановить, то хотя бы задержать строительство, выглядит довольно двусмысленным. Создается впечатление, что Дании хотелось бы «продать» свое разрешение на строительство в датских водах максимально выгодно…

А с другой стороны, «цена» сомнительной принципиальности Копенгагена относительно небольшая — 19 километров стройки. Именно на такое расстояние придется отклониться газопроводу «Северный поток – 2» в сторону международных вод в случае, если Копенгаген в союзе с Польшей и балтийскими странами продолжит считать подводную газовую магистраль элементом «гибридной войны», попутно добиваясь финансовой «компенсации» от Германии. А может, и непосредственно от России.

Андрей Суздальцев, Sputnik