Компания по выборам в органы местного самоуправления стартовала в Израиле, в значительной степени на ее исход могут повлиять голоса «русских»избирателей.

«Почти миллион голосов русскоязычных репатриантов для политических партий значит очень многое»,  заявил РИА Новости депутат муниципального совета города Ришон ле-Цион, член проправительственной партии «Ликуд» Михаил Райф.

«В какие бы годы ни переезжали в Израиль выходцы из бывшего СССР, они всегда мечтали иметь партию, которая бы защищала интересы новых репатриантов, сказал собеседник агентства. По его словам, в середине 1990-х годов это удалось осуществить: на идее землячества объединились политики в партию «Исраэль ба-Алия», организатором которой стал известный в свое время человек Натан Шаранский.

Первый политический период «русской» партии, по мнению Райфа, был вполне успешен  впервые в истории в правительстве и парламенте Израиля появились русские фамилии  партия получила семь мандатов в Кнессете, два министра в правительстве.

«Но просуществовала она всего один выборный период. Русская община буквально через несколько месяцев стала спрашивать своих выдвиженцев: а где результаты? И руководство не смогло объяснить так называемому электорату, почему результат не может быть скоропалительным»,  сказал собеседник агентства.

Между тем результат от деятельности этой партии был несомненный: общество почувствовало появление новой политической силы, отметил Райф. «Во многих городах возникли русские замы мэров, люди из русскоговорящей среды стали избираться в местную власть. Все это позволило, как сказал нынешний лидер партии «Наш дом  Израиль» Авигдор Либерман, «пробить стеклянный потолок»,  отметил Райф.

Вместе с тем, подчеркнул он, благодаря предшествующему опыту нынешние политики, выдвинувшиеся от русскоязычной аудитории, стремятся не отделять, условно говоря, «русских» от «нерусских» и ставят задачу углубить интеграцию между новыми репатриантами и старожилами.

«Наш дом  Израиль» при том, что поддерживается прежде всего русскоязычными, старается не подчеркивать свою секторальность, объявив партию общенациональной,  сообщил Райф.

По его словам, вторым, третьим, четвертым в партийном списке там значатся коренные израильтяне. «Сам Либерман вышел из Ликуда, получив как партийные навыки, так и необходимые знания, будучи чиновником высокого уровня. Но в партии никто не скрывает, что русскоязычные граждане в приоритете. Соответственно, на выборах всех уровней партия получает свыше 70% русских голосов», сказал собеседник агентства.

По мнению наблюдателей, возникает вопрос, почему НДИ не особо влияет на социальную и общественную ситуацию, если в стране сейчас проживает более миллиона русскоязычных граждан. Как считает Райф, партия взвалила на себя неподъемную ношу, пообещав своим избирателям скорое получение социального жилья и повышение пенсий.

«Чаяния репатриантов можно понять  они говорят, дайте нам бесплатное жилье, а не заставляйте покупать за два миллиона. Они хотят, чтобы их пособия по старости были приближены к пенсиям коренных израильтян. Выполнить эти требования в одиночку, отдельно взятому министру и нескольким депутатам Кнессета не под силу. Правда, благодаря влиянию министров НДИ, имеющих портфели в нынешнем правительстве, удалось поднять пенсии на 31 шекель. Понятно, что это вызвало большое разочарование в общине»,  сказал собеседник агентства.

Сильная партия всегда имеет преимущества перед разделенными по национальному или национал-религиозному принципу организациями, считает Райф. При этом многие партии теперь вставляют в свои списки русских, чтобы показать, что им не безразличны интересы русскоязычных граждан.

«Муниципальные мандаты здесь котируются высоко  добившиеся их становятся реальной властью на местах. Поэтому борьба за голоса избирателей идет нешуточная. Не случайно, когда мы делим сферы влияния в «Ликуде», мне говорят: «Отвечаешь за русских»,  сказывает муниципальный депутат.

Михаил Райф обратил внимание на такой факт: в Ришон ле-Ционе 42 тысячи русскоязычных граждан с правом голоса. «А по стране можно собрать более 800 тысяч голосов русскоязычных избирателей. При их консолидации можно было бы получить гораздо больше мандатов на местном уровне и не менее 20 мест в Кнессете, а это уже была бы по-настоящему влиятельная сила»,  считает он.

Источник