В Госдуме прокомментировали попытку суицида информатора WADA

Вице-спикер Госдумы РФ Игорь Лебедев предполагает, что информатор WADA Григорий Родченков мог решиться на самоубийство, осознав, что спецслужбы США больше в нем не заинтересованы, что значило бы потерю их защиты.

В Госдуме прокомментировали попытку суицида информатора WADA

«Речь идет о том, что просто из человека выжали на максимум всю ту часть информации, которой он когда-либо в силу своей деятельности владел, будучи у нас руководителем различных структур, связанных со спортом и допингом. И после того, как всю информацию выжали и поняли, что он больше не нужен, от него отвернулись», — приводит РИА Новости слова Лебедева.

При этом он отмечает, что сам Родченков мог осознать, что обещанных гарантий безопасности, денег и помощи по 30-миллионному иску он не получит: «Безысходность. Единственное, в чем я абсолютно уверен, что здесь нет никакой доли раскаяния за то, что он совершил, потому что у таких людей раскаяния не бывает, если только в психушке под действием сильных препаратов».

Игорь Лебедев также выразил уверенность, что «подобная участь ждет и господина Скрипаля, когда он поймет, что его карта отыграна, ничего больше от него не требуется»: «Бежать ему некуда — в Англии он никому уже будет не нужен, в Россию идти страшно и не хочется. Так что придется что-то придумывать с дальнейшей судьбой».

«К сожалению, всех людей, которые встают на тропу предательства, не могу сказать, что ждет такая судьба, но рано или поздно они приходят к положению никчемности, поскольку, мне кажется, уже со школьной скамьи во всем мире дети знают, что если ты идешь на поводу определенных служб, как только у тебя заканчивается информация, которой ты владеешь, ты оказываешься вышвырнутым, извините за выражение, на помойку», — подытожил Лебедев.

Ранее стало известно, что информатор WADA, экс-глава Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков пытался совершить самоубийство в своей квартире в Вашингтоне, предоставленной ему ФБР. При этом, по данным источника, к самоубийству Родченкова мог подтолкнуть тридцатимиллионный иск трех российских биатлонисток.