Соединённые Штаты продолжают политизировать вопрос поставок новейших ударных систем Турции. Крупный контракт на приобретение турецкой стороной многоцелевых истребителей F-35 Lightning II («Молния II») американского производства остаётся под угрозой срыва. Виной тому сделка Анкары с Москвой о закупке страной-членом НАТО российских зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-400 «Триумф»

США добиваются от Турции отказа от этого соглашения с Россией, угрожая «ревизией» всей системы отношений с ближневосточным флангом Североатлантического альянса. Турецкое руководство отвечает взаимностью, прозрачно намекая на имеющиеся у него военные и геополитические «альтернативы».

Немного предыстории. 26 апреля трое американских сенаторов выдвинули законопроект о запрете продажи Турции самолётов F-35. Сенаторы Джеймс Лэнкфорд (республиканец), Том Тиллис (респ.) и Джейн Шахин (дем.) приводят в обоснование своей инициативы отход Турции от партнёрства с США, её сближение с Россией, арест турецкими властями американского гражданина, пастора Эндрю Брансона, а также пренебрежение руководством Турции принципа верховенства закона.

«Пренебрежение президентом Турции (Реджепом Тайипом Эрдоганом) верховенства закона опасно. Сенаторы Тиллис, Шахин и я представили законопроект, препятствующий поставке F-35 Турции. Эта (военная) технология в руках Эрдогана слишком рискованна», — написал на своей странице в Twitter сенатор Лэнкфорд. «Стратегические решения Турции, к сожалению, всё больше и больше отдаляют её от линии (партнёрства с США) и приходят в противоречие интересам Соединённых Штатов», — добавил американский сенатор.

В развитии этой законодательной инициативы Сенат США 18 июня принял проект оборонного бюджета страны на 2019 год, который предусматривает прекращение участия Турции в программе производства американского истребителя пятого поколения F-35 из-за планов Анкары закупить российские ЗРК С-400. «Министр обороны (США) представит соответствующим комитетам Конгресса план по выведению правительства Турции из участия в программе F-35, включая её индустриальный и военный аспекты», — сказано в законопроекте.

Согласно Сенату, не позднее 60 дней после вступления законопроекта в силу, глава Пентагона при консультации с госсекретарём США должен направить профильным комитетам Конгресса доклад «о статусе отношений Соединённых Штатов и Турции». В нём должна содержаться «оценка возможной покупки турецким правительством системы противоракетной и противовоздушной обороны С-400 у России и потенциального влияния данной сделки на американо-турецкие отношения».

В Конгрессе интересуются, как покупка С-400 отразится не только на совместном с Турцией использовании истребителей-бомбардировщиков F-35, но и на подписанные и перспективные контракты по истребителям F-16, комплексам ПВО-ПРО Patriot, тяжёлым транспортным вертолётам CH-47 Chinook и другой продукции военного назначения.

«Министр обороны не может предпринимать никаких действий для осуществления зарубежной продажи военной техники, требующей уведомления Конгресса, турецкой стороне до тех пор, пока глава Пентагона не представит доклад соответствующим комитетам (Конгресса)», — указано в законопроекте.

Причиной подобного решения Сената США называются намерение Анкары приобрести С-400, а также попытки расширить отношения с Россией, что, по мнению американских законодателей, «подрывает безопасность НАТО».

Проект оборонного бюджета Сената — один из двух, которые сейчас находятся на рассмотрении американских законодателей. Второй проект инициирован Палатой представителей (нижняя палата Конгресса) и уже утверждён ею. Два законопроекта впоследствии будут сведены в один, после чего он будет вынесен на окончательное голосование. В проекте Палаты представителей поставки F-35 и другого вооружения Турции также увязаны с её намерением закупить у России С-400.

Турция участвует в проекте создания и дальнейшего приобретения F-35 (программа JSF Joint Strike Fighter, JSF — «Совместный ударный истребитель») наряду с несколькими странами. Её вклад в разработку должен был составить около $ 11 млрд. Из них Анкара вложила в проект уже $ 800 млн. Поставки F-35 турецкой стороне должны были начаться в этом году.

На решение американского Сената незамедлительно отреагировали в турецком правительстве. Премьер-министр Бинали Йылдырым раскритиковал позицию Конгресса США. Он подчеркнул, что у Турции всегда есть альтернатива, и она предпринимает шаги по защите своих интересов. «Анкара делает ставку на развитие своей оборонной промышленности. Оружейное эмбарго не ослабит мощь Турции», — отметил турецкий премьер. При этом Йылдырым выразил сожаление в связи с позицией Вашингтона, которая «не отвечает духу союзничества» с Анкарой.

Напомним, контракт на поставку Россией в Турцию комплексов С-400 планировалось начать выполнять в 2020 году. Об этом ранее заявил бывший помощник президента России по военно-техническому сотрудничеству Владимир Кожин. По его словам, турецкие партнёры выразили желание ускорить выполнение контракта, поэтому российская сторона нашла оптимальный вариант — начало 2020 года.

В декабре 2017 г. гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов сообщил, что Турция приобрела у России четыре дивизиона ЗРК С-400, общая сумма сделки составила $ 2,5 млрд. «Могу сказать, что 45% от общей суммы контракта они (турецкая сторона) выплачивают в качестве аванса, 55% — российские кредитные средства», — уточнил тогда глава «Ростеха».

Планы Анкары закупить С-400 изначально были встречены со стороны НАТО и американской администрации крайне настороженно. Основной аргумент союзников Анкары по евроатлантическому военному блоку — российские ЗРК не совместимы со стоящими на вооружении как Турции, так и других стран Альянса аналогичными системами.

Однако, несмотря на противодействие в Конгрессе, американское военное ведомство не решается заблокировать сделку и уже передало турецким партнёрам, пусть пока и символически, первые две боевые машины. 21 июня соответствующая церемония состоялась в американском Форт-Уэрте (штат Техас). Затем два истребителя будут направлены на базу ВВС США Luke в штате Аризона. «Турецкие пилоты F-35 и специалисты по техническому обслуживанию прибыли на базу ВВС „Люк“ и вскоре начнут подготовку к полётам», — сообщили в Пентагоне.

До 2020 года пилоты ВВС Турции будут проходить обучение в США перед полётами на F-35. По завершении периода подготовки первые истребители отправятся в пункты постоянного базирования на территории Турции.

Приобретение Турцией российских ЗРК не повлияет на закупку американских истребителей F-35. Об этом ранее заявил министр обороны страны Нуреттин Джаникли. «С покупкой С-400 нет никаких проблем», — отметил в конце марта глава турецкого военного ведомства.

Отказываться от покупки С-400 Анкара на самом деле не намерена. Вопрос приобрёл для неё принципиальный характер, как бы турецкие власти не подозревали в ведении «двойной игры». Для прифронтовой Турции применительно к «горячему» ближневосточному театру военных действий и потенциально взрывоопасному закавказскому направлению новейшие ЗРК дальнего действия и истребители-бомбардировщики пятого поколения приобретают особую значимость. Наиболее вероятным местом дислокации двух из четырёх заказанных Анкарой дивизионов С-400 станет юго-восток страны, район военно-воздушной базы под Диярбакыром (8-я база 2-го тактического авиационного командования ВС Турции). Здесь же можно ожидать базирование части заказанных F-35 (ожидается, что первые боевые машины должны поступить в расположение базы «Инджирлик», где находятся американские военные).

Отсюда просматривается сразу несколько важнейших для Турции географических районов. Это север и северо-восток Сирии с тамошним очагом «курдского сепаратизма», северные провинции Ирака с идентичным «дестабилизирующим элементом». Это азербайджанский анклав Нахичевань и далее армяно-карабахское направлоение, откуда в сторону ближайшего турецкого союзника в регионе — Баку — исходит «перманентная угроза». Наконец, в зону повышенного геополитического внимания Анкары входят и северо-западные районы Ирана, прилегающие к Нахичевани, Армении, Нагорному Карабаху и Азербайджану.

Из турецкого Диярбакыра «охват» С-400 (дальность обнаружения целей — 600 км, границы зоны прикрытия по дальности — до 400 км) достаточен для эффективного контроля над всеми указанными направлениями. Но дело далеко не только в военном аспекте усиления региональных позиций Турции.

Имея на вооружении одновременно новейшие ударные и оборонительные системы, соответственно F-35 и С-400, турецкий фактор на Ближнем Востоке и Южном Кавказе приобретает новое геополитическое звучание. Ещё никому не удавалось совмещать поставки самого современного оружия из двух глобальных центров силы, балансирующих на грани взаимной конфронтации, при этом находясь в статусе члена НАТО. Если Турция преуспеет в этом начинании, замкнёт на себе и американские.»Молнии», и российские «Триумфы», значит ей позволено нечто большее, чем другим. И пренебрегать её интересами уже никто не может.

Как бы остро не продолжал стоять перед турецкими властями с высокими региональными амбициями вопрос оружейной самодостаточности, следует признать, что им многое удалось за последние годы. В начале 2018 г. президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что страна принципиально настроена не закупать готовое иностранное вооружение, если только не будет острой необходимости. «За исключением экстренных ситуаций, мы ни в коем случае не станем покупать за рубежом готовую продукцию, программное обеспечение, системы, которые можем производить у себя. Если нужно, мы потратим больше времени, но произведём это сами», — заявил глава государства.

Эрдоган отметил, что Турция готова сотрудничать в сфере совместного производства с иностранными компаниями, если те проявят такое намерение, но продукцию в готовом виде у них закупать не будет. Он уточнил, что соответствующее решение было принято на заседании Секретариата оборонной промышленности Турции (SSM), который занимается всеми вопросами закупок, производства оружия и систем, необходимых для поддержания и развития обороноспособности страны. Позднее было объявлено, что SSM разработал новую программу по производству оружия и техники для удовлетворения первоочередных потребностей армии, полиции и жандармерии (внутренних войск).

Выступая 9 июня на стадионе в Анкаре перед своими сторонниками в ходе предвыборного митинга, президент Эрдоган привёл цифры роста оборонных расходов страны за время его пребывания у власти с 2002 года. По его словам, число проектов в сфере обороны за 16 лет увеличилось с 66 до 600, а их общая стоимость составила $ 43 млрд. Совокупные траты на военные нужды и связанные с этим проекты турецкий лидер, в случае своего переизбрания на посту главы государства, обещал довести до $ 60 млрд.

Доля местного производства в общей структуре оборонно-промышленного комплекса Турции, по данным тамошних властей, в настоящее время составляет 65%. В 2002 г. этот показатель находился на 20-процентном уровне.

Между тем, следует отметить, что успехи Анкары в деле оружейного замещения не распространяются на высокотехнологичные системы уровня «5» и выше (перспективные образцы). Для их самостоятельной разработки и принятия на вооружение у Турции на сегодня нет ни собственной технической базы, ни внушительных финансовых средств, ни самого времени создавать и накапливать и то, и другое. Тогда остаётся обращение к внешним источникам поставок, которые, в свою очередь, из диктовщиков собственных условий постепенно переходят в разряд крайне заинтересованных в ровных отношениях с Турцией глобальных сил.

А пока перед турецким руководством стоят более приземлённые задачи на ближайшее будущее. Президент Эрдоган строит планы добиться переизбрания на посту главы государства по итогам всеобщих выборов в Турции 24 июня. В этот день, напомним, одновременно пройдут парламентские и президентские выборы. Эрдоган рвётся к победе уже по итогам первого тура. Она ему нужна, помимо прочего, и для того, чтобы 26 июня быть на военном параде в Баку, проводимом по случаю 100-летней годовщины создания ВС Азербайджана, в ранге уже переизбранного турецкого лидера. В азербайджанской столице в следующий вторник в парадном строю пройдёт рота военнослужащих Турции. Будет представлена также военная техника и вооружения турецкого производства.

Эрдоган остаётся для Запада крайне неудобным турецким лидером. Вашингтон и ведущие европейские столицы ещё несколько лет назад отказались иметь с ним доверительные отношения. Причём, произошло это задолго до попытки госпереворота в Турции в июле 2016 года. Россию нынешняя внутритурецкая конфигурация власти «под Эрдогана» устраивает на порядок больше. Хотя бы в силу того факта, что он остаётся для Москвы достаточно предсказуемым главой государства с наиболее боеспособной армией на стыке Европы и Ближнего Востока. Вместе с тем Россия, скорее, уживается с такой Турцией, где правит полный амбициями и противоречиями режим, выстраивает с ней, где это возможно, ситуативные альянсы. Но от составления планов долгосрочного стратегического партнёрства с Эрдоганом российская сторона, как и её западные контрпартнёры, также воздерживается.

EADaily