Даже отъявленные прагматики вынуждены прогибаться, когда весь мир вдруг ударяется в наивную сентиментальность. Правда, обмануть такой мир легко не только масс-медиа…

Вернувшись из Сингапура после встречи с Ким Чен Ыном, Дональд Трамп мог наконец почувствовать себя победителем и немного расслабиться. За считанные дни он сумел наглядно продемонстрировать лидерам «большой семёрки» неоспоримость американского лидерства и провести «исторический» саммит, огромное стратегическое значение которого было солидарно признано на международном уровне уже к моменту приземления «лидера свободного мира» в Вашингтоне. Конечно, враждебные президенту крупные американские СМИ и отдельные политики пытались бросить тень на эти успехи, но получалось это неубедительно, а значит, этим обстоятельством можно было пренебречь.

Президент-миллиардер отпраздновал в узком кругу ближайших сторонников свой 72-й день рождения, немного отдохнул и вернулся к делам. Своеобразным подарком Трампу стал опубликованный генеральным инспектором министерства юстиции США отчёт о расследовании правомерности действий ФБР в отношении его предвыборного штаба, а также при расследовании дела о нарушении Хиллари Клинтон режима секретности в бытность ее госсекретарём Штатов. По результатам проверки было установлено, что никакого политического мотива у действий агентов не было (ФБР все же — часть минюста и наступать себе же на хвост ради Трампа, видимо, посчитало излишним), а вот процессуальные ошибки были. И немало.

Без всякого политического мотива ключевые агенты расследования докладывали в вышестоящие инстанции не в установленном порядке или не докладывали вовсе, а также обсуждали дело по незащищенным каналам связи… Сама эта переписка даже частично попала в отчёт. Наиболее интересным для Трампа и американской прессы оказался следующий, опять же, совершенно лишенный политической окраски эпизод смс-общения руководителя расследования дела Клинтон и «русского» дела Питера Стрзока и его коллеги и пассии Лизы Пейдж, датированный летом 2016 года:

Пэйдж: «Трамп ведь никогда не станет президентом, правда? Правда?»

Стрзок: «Нет. Нет, не станет. Мы его остановим».

Нужны здесь дополнительные комментарии?

Вдоволь отыгравшись на тех, кто говорил Трампу, что все в ФБР кристально честны и не было никаких причин увольнять прежнего директора Джеймса Коми, президент США обратил внимание на другую излюбленную тему — торговую войну с Китаем.

Сперва были анонсированы новые пошлины на ввозимые из КНР высокотехнологичные товары на сумму 50 миллиардов долларов в год. Предполагалось, что это своеобразное наказание за использование Пекином «нечестных торговых практик»: промышленного шпионажа, кражи патентов и государственной поддержки отдельных отраслей.

Чуть позже, когда власти непокорного Срединного государства заявили о симметричных ответных мерах, Белый дом опубликовал куда более агрессивное заявление Трампа, в котором сообщалось о подготовке дополнительных тарифов на широкий список китайских товаров, суммарным объемом 200 миллиардов долларов в год. Также там содержалась угроза продолжения масштабных охранительных мер в случае введения КНР ответных пошлин. Впрочем, как и все публичные упоминания Трампом Китая, это заявление содержало пространную ремарку о сердечной дружбе американского лидера с председателем Си Цзиньпином и их идеальном взаимопонимании…

Другим — пока, скорее, символическим, но от этого не менее агрессивным — шагом Трампа стало заявление о создании нового вида вооруженных сил — космических. Структура, назначение и состав новой части военной машины пока остаются неизвестными, но сам факт создания целой новой отрасли в рамках чрезвычайно консервативной военной системы является важным событием, которое уже скоро станет историческим. Это, вероятно, и привлекло 45-го президента США, испытывающего особую страсть к громким и запоминающимся свершениям.

Успехи президента на разных поприщах окончательно заполонили информационное пространство. Даже критиковать его у враждебной прессы не получалось так, чтобы не рекламировать хозяина Белого дома в глазах его сторонников. Мириться с таким положением вещей ни СМИ, ни Демократическая партия не могли. Было просто необходимо во что бы то ни стало разрушить монополию первого лица на политические новости.

Способ был найден. Как по команде, сразу несколько крупных «либеральных» медиа-гигантов «вспомнили» про чувствительную для администрации тему, которая за неделю до того обсуждалась на заседании совета ООН по правам человека. На том заседании докладчик резко осудил практику раздельного содержания детей и родителей, задержанных за незаконное проникновение в Штаты, а также призвал к декриминализации нелегальной иммиграции как таковой. Тогда освещение этого события представляло собой лишь немногословные сухие новости…

Теперь же огромная американская медиамашина принялась изо всех сил тиражировать эту тему, а точнее — вдалбливать своему читателю и зрителю, что «правительство разрушает семьи», «администрация Трампа отбирает детей у родителей», «Америка пренебрегает правами человека» и все в этом роде… «Новости» шли одна за одной, большинство из них не содержали новой информации, зато изобиловали слезливыми фразами и явными преувеличениями. Чуть позже к публичному осуждению «бесчеловечных действий администрации» присоединились депутаты Конгресса, а когда спустя пару дней в СМИ стали появляться сделанные через проволочный забор фото детей, спящих под блестящими теплоизолирующими одеялами или выстроившихся в очередь в полевую столовую, тут уж сердца читателей и зрителей были разбиты, а Белый дом оказался в центре полномасштабного информационного кризиса.

Защитной мерой команды Трампа на массированную атаку оппозиции стала попытка объяснить всем интересующимся, в чем же на самом деле проблема и где именно зарыта собака. Главным источником этой информации стала Кирстен Нильсен, министр внутренней безопасности США. Правоохранитель с большим стажем, Нильсен спокойно, подробно и тщательно объяснила журналистом следующие небезынтересные моменты, проливающие свет на «кризис на Южной границе США»:

  1. По принятому в 1950-х годах закону, нелегальное пересечение границы является административным или уголовным преступлением, в зависимости от конкретных обстоятельств, а значит, предполагает задержание, расследование, судебное разбирательство — то есть стандартную и достаточно длительную процедуру. Такая стандартная процедура, как и в случае с гражданами США, не предполагает, что за решетку с родителем должны отправиться и его дети.
  2. В соответствии с принятыми впоследствии поправками, этот закон не распространяется на лиц, моложе 18 лет. Это значит, что таких детей нельзя в качестве наказания депортировать вместе с родителями. Напротив, как несовершеннолетних, после поимки государство берет их под свою опеку и по возможности быстро передаёт в приемные семьи или временным опекунам (системы государственных детских домов в США не существует). При этом пребывание в приграничном спецприемнике для таких детей ограничено по закону 72 часами. После освобождения из-под стражи родители имеют полное права вернуть детей под свою опеку при обращении в компетентные органы.
  3. И, наконец, возможно, самое главное: несовершеннолетние, нелегально прибывшие с родителями, составляют лишь одну шестую всех пересекающих границу детей, с которыми приходится иметь дело иммиграционной службе. Все остальные проникают в Штаты без сопровождения взрослых… на момент доклада министра эти цифры составляли 2000 и 10 000 человек соответственно…

Казалось бы, эти сведения позволяют если и не признать правительство Трампа не вполне людоедским, то хотя бы взглянуть на ситуацию с другой стороны. В конце концов, по меткому замечанию Нильсен, «если законодатели просят правоохранителей не применять созданные ими правовые нормы», значит, что-то пошло не так…

Но нет, журналисты единодушно сочли данные Нильсен ничего не значащей защитой репутации Трампа, а тезис о том, что только Конгресс может менять законы, расценили как попытку свалить ответственность… Так, например, такое авторитетное издание, как Washington Post, в своей постоянной рубрике «разоблачений» Трампа постаралось разъяснить своей аудитории, что для исполнительной власти вполне нормально выбирать, какие правовые нормы активно применять, а на каких не делать акцента.

Кризис продолжился, по стране стартовали протестные акции, в социальных сетях прошла волна акций в поддержку отнятых у родителей детей. Пока Белый дом упорствовал в своём требовании реформ от Конгресса, противники Трампа праздновали победу, а с таким трудом заработанная репутация президента потихоньку таяла. К всеобщему веселью присоединился и Совет по правам человека ООН, выступивший с резким осуждением иммиграционной политики США и придавший проблеме международное звучание…

Терпеть это было больше нельзя, мягкие меры были исчерпаны, и Трамп приступил к решительным действиям. Созвав прессу, в пламенной речи президент ещё раз раскритиковал Конгресс за бездействие и представил новый указ, «который положит конец разделению семей нелегальных иммигрантов». На вопросы журналистов о том, почему же раньше заявляли, что решить проблему могут только законодатели, президент отвечал лишь суровым взглядом.

Указ был подписан, журналисты ещё немного «попинали» президента за медлительность и нерешительность и перешли к другим темам, кризис был разрешён. В то же время если бы кто-нибудь из акул американской журналистики удосужился прочитать указ Трампа и сопоставить с докладом министра Нильсен (правда, для этого нужно было слушать), то травлю и истерику вполне можно было бы и продолжить. Вот, что мог бы узнать этот гипотетический писака:

Новый указ президента посвящён ровно одному вопросу. В нем оговаривается создание условий (постройка новых приемников и переоборудование старых), в которых семьи нелегальных иммигрантов смогут содержаться совместно в период рассмотрения дела о незаконном пресечении границы и вплоть до вынесения решения. Всё. Конец.

То есть после депортации, которая и составляет основной вид наказания для взрослых нелегалов, семья все-таки будет разлучена, а чадо все ещё отправится в приемную семью через спецприемник… а обратиться куда следует с территории Мексики не так уж просто…

Более того, о судьбе несовершеннолетних, прибывающих в одиночку, в указе не сказано ни слова, а ведь условия их содержания точно такие же (точнее прямо те же), как и на тех фотографиях, которыми американские СМИ пугали и жалобили народ… получается, эти дети американцам далеко не так интересны.

Как бы то ни было, общественность признала проблему решённой и уже увлеклась другими новостями. Репутация Трампа подмочена как самим кризисом, так и тем, что ему пришлось поддаться давлению. Скорее всего, уже совсем скоро он попытается отыграться…

Иван Кузнецов, ИА Regnum