«У нас разные модели цивилизации и, очевидно, мы не разделяем определенные ценности». Цитата принадлежит официальному представителю правительства Франции Бенжамену Гриво. Который вдобавок заявил, что не хотел бы увидеть в Европе то, что происходит в США с мигрантами

Об истории с мигрантами, с которой все началось, мы сейчас поговорим. Но сначала осознаем саму декларацию: Франция и США вдруг разошлись по разным цивилизациям.

Представьте, что вы — российский западник-либерал, с наследственной мечтой затащить нашу страну в систему ценностей «цивилизованного мира», то есть сделать ее «тоже Западом». И тут оказывается, что Запад не один, что там (минимум) две модели цивилизации. Что же делать России — неужели самостоятельно смотреть, какие ценности выработала ее цивилизация и с кем она их разделяет? И, может быть даже, ни к кому не присоединяться? Ужас какой.

Но ужас нашего гипотетического западника меркнет перед паникой множества обитателей того, что недавно казалось монолитным Западом, — паникой от того, что западный альянс разваливается далеко не только из-за вопроса о мигрантах.

В конце концов, можно допустить, что Бенжамен Гриво чересчур радикально выразился, что бывает даже с официальными представителями. Да и вообще это мелкое событие, а вот, допустим, объявленные во вторник вечером планы Франции и Германии начать дискуссии о создании некоего Совета безопасности Евросоюза — нечто покрупнее. И это о том же — о каких-то крупных сдвигах и расколах внутри того, что недавно казалось одной (западной) цивилизацией. Потому что отдельная от США безопасность ЕС — чисто антиамериканская идея.

Мигрантская же история, по поводу которой высказался Гриво, на первый взгляд выглядит проблемой отношений США с латиноамериканскими соседями (от которых идет миграция), а никак не с Европой. Пройдемся по заголовкам антитрамповской The New York Times: Трамп и члены его администрации «агрессивно защищают свою политику отделения детей от родителей на границе в ответ на двухпартийное возмущение», «Дети мигрантов плачут в центрах задержания: аудиозапись». В общем, понятно, о чем речь.

Но Трамп, объясняя происходящее, заявил, что не хотел бы, чтобы в США по части бесконтрольной миграции творилось то же, что и в Германии — на что, собственно, и ответил ему точно в таких же словах француз Гриво, и защищая немцев, и как бы от имени Европы в целом.

Одновременно по тому же самому мигрантскому вопросу разошлись две партии правящей в Германии коалиции, и одна из этих партий предъявила канцлеру Ангеле Меркель ультиматум: две недели на выработку новой и жесткой политики по мигрантам. Или — конец коалиции и власти канцлерин.

Да и во Франции не то что бы каждый согласен с идеей, что пускать в страну можно и нужно всех. Плюс новое правительство Италии оказалось, условно говоря, на стороне Трампа, не пустив к себе очередное судно с мигрантами (правда, детей от родителей итальянцы не отделяли). Список этот можно продолжать долго — Австрия, Венгрия и так далее.

То есть возникшие «две разные модели цивилизации» — это не США и Европа, это раскол внутри всех западных обществ, в каждом из которых присутствуют в разных пропорциях те самые две модели, две системы ценностей.

Но мигранты — только один из вопросов, которые разваливают Запад на части. Причем вопрос этот не главный.

В упомянутой The New York Times во вторник получилась интересная перекличка двух аналитиков, причем американский (нобелевский лауреат Пол Кругман) считает виновными в катастрофе Америку и Трампа, а немецкий (Йохен Биттнер из газеты Die Zeit), наоборот, ругает Европу. Но оба говорят, что Западу как единой политической системе конец.

Идеалистические и весьма спорные мысли Кругмана таковы: команда Трампа систематически подрывает американские ценности, которые сделали страну великой. Роль Америки строилась на ее высоких идеях, и американский мир (то есть, добавим, западный союз) держался скорее на уважении к США, чем на силе таковых. Торговая система приносила стране прибыль, но тоже держалась на моральных ценностях, потому США и были лидером свободного мира. Нынешние же власти вышвыривают все это вон и двигаются к торговой войне (в том числе с Европой), которую страна вдобавок проиграет.

Немец, однако, говорит о другом. Ссора Трампа с союзниками происходит из-за того, что порядок внутри западной системы разбалансировался и его нужно срочно корректировать. Трамп, по сути, прав, потому что в последние 70 лет именно Америка тратила больше всех денег и сил, чтобы эта система работала. Европейцы же за американский счет создали у себя щедрые социальные государства и хорошо защищенные от конкуренции производства.

К примеру, германский автопроизводитель имеет возможность размещать часть циклов в европейских странах с дешевой рабочей силой и экспортировать автомобили в США, не боясь торговых барьеров. Что вряд ли выгодно автопроизводителю из Детройта. Или — как объяснить американцу, знающему о бесплатном высшем образовании в некоторых местах Европы, почему США платят за оборону этих социально расточительных европейцев?

В общем, замечает Биттнер, Европа должна понять, почему Трамп сердится, и начать выправлять дисбалансы системы.

Все вместе выглядит вот как: нынешние власти США, цементировавших всю западную систему, считают, что больше этого самого цементирования Америка не выдержит. Поэтому под нож идет все, включая не только экономические святыни типа «свободы торговли», а еще и казавшиеся незыблемыми философско-моральные вопросы, о миграции и не только о ней. Правда, другой лагерь в США — демократы — в ужасе от происходящего. В таком же ужасе европейские единомышленники демократов, типа нынешних лидеров Франции. Но по-другому думают прочие европейцы, мыслящие примерно как Трамп. И все очень злые и нервные, дошло до вопросов на повышенных тонах: «Вы какой цивилизации будете?»

А нам, независимо от того, какой мы цивилизации, остается наблюдать за происходящим и делать свои выводы.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен