Над киевским режимом дамокловым мечем нависло заявление Владимира Путина о «тяжелых последствиях для украинской государственности» в случае попыток наступления. Об этом рассказал донецкий политолог и публицист Андрей Бабицкий, передает Федеральное агентство новостей.

«Я трактую это, имея в виду прецедент — август 2008 года, когда государственность Грузии потерпела очень серьезный урон: было утрачено 20% территории, принадлежавшей ей чисто номинально», — рассказал эксперт, отметив, что еще с 90-х годов Цхинвал и Сухум не контролировались властями Тбилиси.

«Но в какой-то перспективе этот контроль, особенно в случае с Южной Осетией, которая была готова к переговорам с Тбилиси, мог быть восстановлен», — продолжает эксперт.

Бабицкий напомнил также, что, помимо прочего, в Южной Осетии были грузинские поселения, о которых Тбилиси обязан был заботиться.

«Но в 2008 году две территории ушли, были признаны Россией. С ними заключены военные соглашения, там появились российские военные базы. Ситуация изменилась коренным образом и навсегда, поскольку одолеть силу русского оружия грузинская армия не в состоянии, а никаких иных способов вернуть себе эти территории у Грузии нет», — отметил Андрей Бабицкий, уверенный в том, что данный сценарий применим и к территории Донбасса.

«Мы можем применить этот рецепт и к Донбассу — признать две независимые республики, — считает публицист. — И на основе заключенных соглашений здесь могут появиться российские военные. Тогда Украина может навсегда сказать этим территориям: «До свидания!».

При этом Бабицкий предполагает, что украинский случай отличается, и на него надо смотреть шире: «Отгородить от Украины два осколка бывших областей, Луганской и Донецкой — значит создать проблему входа на те территории, которые ждут освобождения: это Одесса, Николаев, Херсон и, конечно же, Харьков. Миллионы людей ждут, когда появится солдат-освободитель, как ждали советского солдата во время войны. И отгородиться — значит бросить этих людей».

В связи с этим эксперт считает, что «основа будет та же самая, но с учетом украинской специфики»: «Проблемы для украинской государственности могут быть совсем другого масштаба, вплоть до того, что она сама по себе будет демонтирована как несостоявшаяся».

К тому же политолог считает эту «государственность» враждебной и тоталитарной, «которая издевается над собственными гражданами, реанимирует нацизм, преступная со всех точек зрения. И братская помощь русского народа украинскому будет заключаться в том, чтобы отправить в небытие силы, оккупировавшие Украину».