23 года назад, 19 июня 1995 года, боевики ушли из Буденновска. Уехали на Икарусах, прикрывшись теми, кто добровольно сделал себя на время заложником террористов, чтобы спасти женщин и детей. Среди этих добровольных заложников были и журналисты.

Израненный Буденновск хоронил убитых. Страна замерла в ужасе — как же такое можно было допустить? Как можно было допустить, что кучка бородатых упырей диктовала условия правительству, прикрываясь перепуганными женщинами и детьми?

Два месяца спустя, на радио «Свобода» выступал Булат Окуджава. Любимый певец рукопожатных свободолюбивых кухонь, этакая ноющая совесть нации с гитарой в руках. И вот случился у него диалог с Марком Дейчем.

«- На ваш взгляд, кто такой Шамиль Басаев: новый Робин Гуд или террорист-убийца?

— То, что он совершил, конечно, печально и трагично. Но я думаю, что когда-нибудь ему поставят большой памятник. Потому что он единственный, кто смог остановить бойню.

— Но погибли в больнице мирные люди.

— Но перед этим погибли пятьдесят тысяч мирных людей.

— Но ведь всем известно, что Шамиль Басаев стоял за многими террористическими акциями.

— Вы судите Шамиля Басаева или говорите об этом конкретном поступке? Если говорить о Шамиле Басаеве вообще, я не юрист, я недостаточно информирован. Если говорить о том, что случилось в Буденновске,— это печально и трагично, но война трагичнее, чем этот поступок. И поэтому я думаю, что когда-нибудь ему памятник поставят».

Я к чему вспомнил это. Либеральная тусовочка всегда любила террористов. Петербургская публика рукоплескала (буквально) Вере Засулич, Степняк-Кравичнский прямо писал, что террористы и революция в России могут опираться именно на «либералов», у нынешних столичных борцов с режимом Басаев, Дудаев и прочие считались партизанами, Саида Бурятского они именовали «кавказским Че Геварой». Так что не стоит совершенно удивляться тому, как столичная тусовка дружным стадом выражает поддержку террористу Сенцову. Это традиция, точнее этакий политический инстинкт. Поддержать любого упыря, любого негодяя который наносит хотя бы малейший урон государственному строю, и главное, который имеет достаточно злости, чтобы брать и убивать столь противных сердцу отечественного интеллектуала «ватников», «запутинцев» и прочий низкокачественный человеческий материал. Так ведь кажется назвали наших людей деятели культуры Серебряков и Манский? Человеческий материал.

Интересные они, конечно, ребята. Поддерживают всех — от Басаева до Сенцова, называют людей «материалом», а потом говорят, что в стране атмосфера ненависти царит. И правда, чего их так не любят?

Тут мне скажут — где Сенцов, а где Басаев, как их можно сравнивать. Однако же можно и нужно. Так вышло, что я несколько знаком с историей Сенцова. И я знаю, что он собирался делать. Чтобы «просто попугать» люди не покупают компоненты для изготовления взрывчатки десятками килограмм.

Так что уверен, будь сейчас жив Басаев или, скажем, Бараев, и объяви они головку, где-то в колонии для пожизненных, наша самоназначенная совесть нации тут же бросилась бы их спасать. Потому что традиция. Маркер «свой-чужой». За Донбасс? Чужой. За Сенцова? Ну так это, молодец, свободу Ичкерии.

Андрей Медведев