Американский президент — то жестокий ястреб, то голубь мира

Закончив демонстрировать «союзникам» по G7 своё превосходство, Дональд Трамп поспешил в Сингапур, где 12 июня должна была состояться заранее признанная «исторической» встреча с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном.

Ход встречи, главные темы, а возможно, и результаты были оговорены сторонами заранее в ходе длительных переговоров, которые с американской стороны возглавлял госсекретарь и бывший директор ЦРУ Майк Помпео. Он несколько раз бывал в Пхеньяне на встречах с высшим руководством, и именно успехами на северокорейском «фронте» обязан своему нынешнему посту — формально он третий по статусу человек в государстве.

Сценография, значение и результаты встречи Трампа и Кима, а также реакция на это событие со стороны «западного мира» не могут быть раскрыты в полной мере без краткого обзора истории отношений США и КНДР за последние полтора года.

Вскоре после прихода к власти Дональд Трамп обозначил проблему развития ядерной программы Северной Кореи как одну из важнейших глобальных угроз и на протяжении целого года планомерно наращивал политическое, экономическое и военное давление на КНДР. По мере усиления этого давления более жесткой становилась и риторика: в речах «лидера свободного мира» Северная Корея постепенно превратилась из «страны-изгоя» в диктатуру, истребляющую собственный народ, на корейского лидера в президентском Твиттере посыпались оскорбления и насмешки.

Северная Корея отвечала сдержанно, но решительно: за каждым словесным или политическим шагом Штатов следовал официальный протест КНДР и новое испытание ядерного заряда или баллистической ракеты. Причем испытания становились всё успешнее, а протесты — всё воинственнее.

Наконец, к концу 2017 года всем стало окончательно ясно, что ядерное оружие и средства его доставки у Ким Чен Ына есть, и работает это всё исправно. Напуганные непримиримой воинственностью своего президента американцы начали раскупоривать превращенные в кладовки персональные бомбоубежища времён холодной войны, а на Гавайях случайное срабатывание системы предупреждения о ракетном ударе чуть не привело к массовой панике и катастрофе. Казалось, что провозглашённая Трампом кампания «максимального давления» на КНДР не даёт никаких результатов.

Однако результаты всё же были, хоть и не те, которыми Белый дом мог бы похвалиться публично. Именно «давление» завело тогда ситуацию в тупик, и такое положение вещей вполне соответствовало интересам США, так как позволяло и дальше под предлогом защиты союзников от «агрессии» КНДР усиливать военное присутствие в регионе, «накрывать» территорию Северной Кореи, а заодно и изрядные районы России и Китая системами ПРО, а также произвольно назначать ту или иную компанию или должностное лицо ответственным за экономическую помощь «режиму-изгою» и вводить всё новые и новые санкции…

Пришёл черёд Ким Чен Ына сделать свой ход, что он и сделал блестяще, сразу положив на обе лопатки всю американскую дипломатию. Подгадав удобный момент, северокорейский лидер обратился к руководству Южной Кореи с предложением о налаживании отношений; начать предложил с совместного выступления команд двух Корей на зимних Олимпийских играх. В Сеуле плану дали зелёный свет, тут же разрушив сложные построения американского «максимального давления», как карточный домик.

После этого на протяжении полугода официальный Пхеньян в ускоренном темпе налаживал отношения и проводил встречи на высшем уровне сначала с Сеулом, а потом и с Вашингтоном. Что касается самой «обители демократии», то там отчаянно пытались присвоить все успехи мирного урегулирования, представив их в виде логичного результата «давления», а не следствием появления у Ким Чен Ына козыря, позволяющего говорить с Трампом на равных.

За эти несколько месяцев стало ясно, что Ким не будет мешать американскому лидеру стяжать лавры великого миротворца, если мирное урегулирование будет двигаться достаточно динамично, а о необходимости отказа от полученного с таким трудом оружия Судного дня не будут напоминать слишком часто…

Как бы то ни было, все необходимые приготовления были сделаны, и первая за всё время существования КНДР встреча главы Северной Кореи с президентом США состоялась. На протяжении пары часов лидеры провели переговоры один на один, потом в составе своих делегаций, а потом перешли к неформальной части встречи, в ходе которой Трамп продемонстрировал Киму свой бронированный лимузин, а также показал на планшете заранее подготовленное видео о том, как может преобразиться Северная Корея, если она откроется миру и иностранным инвестициям.

Формальным результатом американо-северокорейского саммита стало подписание совместной декларации, предусматривающей стремление к миру, новым отношениям между двумя странами и «полной денуклеаризации Корейского полуострова». Единственной конкретной мерой, упомянутой в документе, стала передача на родину останков американских солдат, павших в битвах Корейской войны. Уже после окончания встречи со слов Дональда Трапа стало известно о ещё одной договоренности, достигнутой двумя лидерами на словах: в обмен на приостановку американских военных учений в регионе представители КНДР обещали закрыть и демонтировать один из испытательных ядерных реакторов.

Санкции с КНДР пока официально никто не снимает, хотя даже сам Трамп признаёт, что не все страны полностью соблюдают закреплённые резолюцией ООН ограничения. Экономические оковы с Пхеньяна обещают снять только после «конкретных шагов к ядерному разоружению».

Таковы формальные результаты «исторической» встречи. Они оказались весьма скромными. Куда важнее и значительнее оказалось не содержание подписанного документа, а атмосфера встречи и ее символическое значение, а также реакция мира, которая не заставила себя ждать.

Во-первых, от воинственного и непримиримого Трампа не осталось и следа: с лидером КНДР он был приветлив, шутлив и вежлив, и даже ответил военным салютом входившему в делегацию Кима корейскому генералу. После встречи он также отзывался о своём партнёре по переговорам исключительно положительно… за что подвергся резкой критике тех самых СМИ, которые ещё недавно костерили его за то, что своими резкими высказываниями он приближает ядерную войну. К на все лады повторенной президентом идее о том, что нельзя одновременно договариваться с человеком о чём-то и проклинать его, журналисты остались глухи.

Во-вторых, видимое невооружённым глазом улучшение отношений в условиях продолжения действия разнообразных санкций позволяет Трампу говорить о том, что избавлением от глобальной угрозы мир обязан именно его гениальной политике. Многие мировые лидеры, включая и тех, об кого он чуть ли не вытер ноги на недавнем саммите «большой семерки», уже успели поддержать миф о ключевой роли Трампа в корейском урегулировании. Не стал исключением и генеральный секретарь ООН.

Таким образом, постепенно лишаясь реальных рычагов давления, которые давал ему корейский кризис, Трамп получает от реального автора урегулирования, Ким Чен Ына, утешительный приз — славу миротворца. В условиях острой внутриполитической борьбы и на фоне реального дипломатического поражения и такая победа — более чем достойный результат. Победа эта, возможно, очень скоро материализуется в Нобелевскую премию мира, что позволило бы Трампу превзойти своего предшественника Обаму, который получил эту премию «авансом», а потом так и не выполнил своих обещаний.

В-третьих, в ходе подготовки к саммиту со стороны американского руководства и союзных ему СМИ были сделаны определенные намеки относительно того что ядерное разоружение КНДР — это очень затяжной процесс, который может продлиться долгие годы. Сам «лидер свободного мира» позже подтвердил эту информацию, но оговорился, что по-настоящему важен лишь начальный этап разоружения, так как потом «они уже технически не смогут повернуть назад». Эти словесные манёвры — начало подготовки общественности к идее, что ядерное оружие у КНДР останется, хоть и неофициально.

Встреча состоялась, «процесс пошёл», каждая сторона получает если и не всё что хочет, то многое. КНДР на всех парах движется к тому, чтобы «открыться миру» и, по всей видимости, китайскому капиталу. А Трамп зарабатывает себе репутацию гениального переговорщика и «решалы» сложнейших мировых проблем. Такой образ пригодится ему ещё не раз. Из Сингапура американский президент полетел в Вашингтон, где ему предстояло отпраздновать свой 72-й день рождения и сделать следующих ход в гигантской битве за мировое господство…

Иван Кузнецов, ИА Regnum


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен