Чем отличается «сирийский беженец», кричащий «Аллах акбар!» и размахивающий ножом, от уснувшего таксиста

Вот на самом деле никого не хочется обижать. А всё равно, стоит сказать правду, как тут же кого-то обидишь. Сидели тут со старым другом-рокером в Хельсинки, и я ему говорю: «Ты знаешь, что-то такая фигня в Германии творится — каждый день поножовщина». Он, зная, что последний раз у них «Аллах акбар» кричал мужик с ножом год назад в Турку и это был шок для всей Финляндии, отвечает: «Не может быть. Это пропаганда. Я последний раз читал про ту убитую девушку в Висбадене, за которую Меркель извинялась на G7».

Я, естественно, открываю источники, а там с момента убийства Сюзанны в Висбадене «сирийским беженцем» (который оказался вполне иракским) — в день крокодиловой речи Меркель в Канаде — «гость Германии» средь бела дня режет опять 15-летнюю девушку.

В берлинском Домском соборе двое полицейских отстреливаются от человека, который напал на них с ножом. И вдруг за последние два дня вообще тихий ужас: «В Берлине в метро порезали ножом двух мексиканских туристов и их приятеля-немца, нападавший убежал», «Пожилой турок в Ганновере исполосовал ножом женщину — она умерла в больнице, он убежал», «Беженец в Кобленце напал на полицейского с ножом, по нему стреляли, ранили в ногу». Выкладываю всё это перед приятелем — у него вытягивается лицо. Он не читал.

Потому что на самом деле существует тысяча и один сравнительно честный способ спрятать от читателя информацию, даже если ты её публикуешь. Более того, есть столько же способов выделить один-единственный факт и заставить Меркель приносить соболезнования семье убитой в Висбадене еврейской девушки, да так, что всё, что происходит в те же дни буквально под носом, остаётся как бы на периферии сильно озлобленной убийствами публики. Это и есть искусство пропаганды. А факт — он не может быть пропагандой. Он просто факт.

Поэтому наезд таксиста на болельщиков в Москве — это факт. А всё, что вокруг начинается, — это пропаганда. Особенно смешно и нелепо, когда ею занимаются доблестные деятели оппозиции. Ну вот, опять обидел людей. Говорила мама: «Не обобщай».

Действительно, пора перестать бросать обвинения в адрес некоей обобщённой «оппозиции». Хотя бы потому, что никакой единой оппозиции нет. И, говоря про одних, незаслуженно обижаешь других — вполне приличных людей, которые тоже себя считают оппозицией, но не имеют ничего общего, например, с птенцами Навального.

Ну вот, например, наезд таксиста на болельщиков. Если это с перепоя, недосыпа, из-за купленных прав — это одно. Если это «Аллах акбар» и теракт — это совсем другое. В первом случае — очень неприятная случайность, от которой невозможно уберечься и которая омрачает, конечно, футбольный праздник, но типа как ураган, который обвалил рекламный щит на прохожих.

Если это теракт — то это бреши в безопасности, это провал спецслужб, это отвратительная организация массовых мероприятий и вообще международный скандал, который есть кому поддержать и которым есть кому полюбоваться. Поэтому всегда найдётся группа товарищей, которые с первых минут будут утверждать, что это теракт, невыносимая Москва, обречённый режим и вечная вина русских рабов.

Как любит высказаться одна разговорная радиостанция, «у России слишком длинный список преступлений в прошлом» (вывод: «Поэтому она виновата и сегодня»). Было интересно, кто победит в забеге на короткую дистанцию в борьбе за титул «мудило месяца» (Asshole of The Month — специально для выпускников курсов политологии при Йельском университете.)

Ожидаемо из диванных спортсменов и диванных же политологов сразу вырвался к воротам в ад соратник Навального Леонид Волков. Тот самый, которому ни одно образование не помогло справиться с отчётом «Так где же деньги, собранные на фальшивую избирательную кампанию». Ему сразу всё стало ясно: теракт в особо крупном масштабе по типу Ниццы, Стокгольма и Берлина. Действительно, что ещё может случиться в этой проклятой вылизанной до блеска Москве, кроме теракта?

Ещё один специалист широкого профиля (но особенно — в приковывании людей к батареям центрального отопления) — бывший мэр Евгений Ройзман. Он тоже из полной политической задницы, где оказался не так давно, разглядел теракт на Ильинке, пока даже старые симпатизанты России из Солсбери склоняются к тому, что это не шибко похоже на теракт и, скорее всего, им не является.

То есть даже британская пресса не взяла эту кость. Хотя именно она, наверное, в курсе: столько терактов в Лондоне, сколько произошло за последние пару лет, не было со времён расцвета Ирландской республиканской армии (ИРА). Если Ройзману с Волковым охота полюбоваться на чёрное знамя джихада, им точно не стоит в Москву ехать — достаточно взять восьмой отпуск по примеру их кумира Алексея Анатольевича и отправиться в Европу. Прокатиться с ветерком по мечетям Нордрейн Вестфалии, где вернувшиеся из Сирии бойцы ИГИЛ (ДАИШ , ИГ, структура запрещена в РФ – ред.) воспитывают смену. Хороший будет отпуск. Насыщенный. Если пройдут фейс-контроль.

Смешно, когда некоторые представители многогранного оппозиционного движения (никого не обидел, нет?) пытаются оседлать пропагандистскую волну. То начинают истерическую движуху насчёт атмосферы ненависти в обществе и длинных ножей Кремля, а преступник оказывается социально близким слушателем из Израиля. То видят Ниццу посреди Москвы вместе с ДАИШ. То есть что ни плевок — всё мимо. А мы сидим и удивляемся, что ж при таких талантах у них диктатор всё ещё на рабочем месте в Кремле. А нечего удивляться. Вот такие из них оппозиционеры, как из Путина — диктатор.

Игорь Мальцев, Life.ru