Президент САР Башшар Аль-Асад дал интервью иранскому спутниковому телеканалу «Аль-Алям».

Касаясь происходящего на юге Сирии, президент Аль-Асад заявил, что после освобождения Восточной Гуты был выдвинут вопрос о направлении на юг. Сирия стояла перед двумя вариантами: либо примирение, либо освобождение силой. И здесь российские союзники предложили дать шанс урегулированию и примирению аналогично другим районам с целью восстановления ситуации, в которой район находился до 2011 года, то есть возвращение туда Сирийской армии. Рассматривался и вывоз террористов из данного района, что также приемлемо для САР. Однако до сих пор не достигнуто существенных результатов из-завмешательства США и Израиля, которые оказывают давление на террористов и препятствуют достижению урегулирования.

Такова ситуация на данный момент. Контакты между Россией, США и Израилем продолжаются, а что касается террористов, то с ними никто в контакты не вступает, так как они всего лишь исполнители и будут выполнять приказы своих покровителей. То есть был шанс для примирения, но ему помешало американо-израильское вмешательство.

Что касается американцев, то они стремятся к абсолютной гегемонии, невзирая на проблему или регион. Сирия этого не приемлет, поэтому на протяжении нескольких лет идет эта война. Страна будет отстаивать свое независимое национальное политическое решение, единство и территориальную целостность, подтвердил сирийский лидер.

По поводу иранского присутствия президент отметил, что Сирия и Иран имеют прочные стратегические отношения, на которые не повлияет урегулирование на юге или на севере страны. Отношения между ними не подлежат международной политической спекуляции. Все, что было сказано про это, было сказано Израилем с целью спровоцировать Иран и поставить его в неловкое положение. В то же самое время данные разговоры совпадают с международной пропагандой против ИРИ в связи с ядерной программой. Это взаимосвязано. Все происходящее вокруг Ирана является попыткой создать общую международную ситуацию против Тегерана.

Что касается Сирии и её территории, то эти решения принимаются исключительно ею самой. Сирия и Иран ведут общую борьбу, и когда у сирийцев будут какие-либо решения, связанные с Тегераном, то Дамаск будет обсуждать их с иранцами, а не с какой-либо другой стороной.

Касаясь роли Центра военных операций (Military Operations Center  MOC), который в последнее время активизировал свою деятельность, Аль-Асад пояснил, что решение о направлении на юг не связано с Центром, который существует с начала войны против Сирии, чтобы управлять террористами. Сирия с самого начала войны приняла четкое решение освободить каждую пядь своей земли, и когда наступать на юг, север, восток или запад  это вопрос сугубо военный. На данный момент было принято решение дать возможность ходу политического процесса, но если он не увенчается успехом, то нет иного выбора, кроме освобождения силой.

По поводу присутствия множества сил в Южном регионе Аль-Асад сказал, что речь идет о двух сторонах: сторона, поддерживающая терроризм (США, Израиль и некоторые их региональные  арабские и неарабские  сателлиты), и сторона, противостоящая терроризму. Те, кто поддерживает терроризм, пытаются доминировать над регионом, а другие стремятся отстоять свою независимость, и нелегко делать какие-либо прогнозы. Что касается сил, противостоящих терроризму, то они не отступят, пока не освободят от терроризма Сирию и регион. Что касается противоположной стороны, станет ли она менять свою позицию или нет, то следует подождать. Однако очевидно, что своих убеждений и взглядов она не изменит; но что касается политических действий, навязанных реальностью, то здесь возможны изменения.

На вопрос, выйдут ли американцы из района Ат-ТанфАль-Асад ответил, что американцы говорят, что готовы к этому, но всем известно, что США исторически прибегают ко лжи в своей политике и им нельзя доверять, поэтому необходимо подождать.

Коснувшись происходящего в Иордании и связи этого с южным фронтом в Сирии, президент подчеркнул, что у Дамаска нет данных о происходящем в Иордании, кроме информации, подаваемой СМИ. Дамаск желает стабильности и не хочет видеть хаоса в этой стране, так как это может негативно отразиться на самой Сирии.

На вопрос о том, что могло бы заставить Израиль принять возвращение Сирийской армии в Южный регион, граничащий с оккупированными Голанами, президент ответил, что смириться с этим не способны заставить Израиль ни убеждение, ни моральные ценности и ни международное право, поскольку сионисты не считаются с этими факторами. С самого начала войны Израиль наносил удары по позициям сирийских войск, что доказывает прямую поддержку им террористов. Несмотря на это, Сирийская армия выполняет свои задачи и действует на Южном фронте, где ей удалось освободить несколько районов.

Президент подчеркнул, что возвращение Сирийской армии в Южный регион или присутствие на Голанах сил сопротивления являются для Израиля неблагоприятными вариантами. Лидер ливанской партии «Хизбалла» неоднократно указывал на связь Сирии с силами сопротивления и её роль в противостоянии сионистам.

Относительно использования Израилем сирийцев, которые даже проходили лечение в его больницах, президент считает, что нельзя мерять всех их по одной мерке, к ошибочным действиям их привели разные причины. Но они остаются сыновьями своей страны, и «за эту ошибку несем ответственность все мы», поэтому нужно решать проблемы, к этому приведшие.

Касаясь заявлений руководства сионистского территориального образования о том, что будут нанесены удары в глубине Сирии, Аль-Асад напомнил, что страна не прекращала отвечать на агрессию  бороться с террористами и отвечать Израилю по мере военно-технических возможностей, и чем они выше, тем ответ будет эффективнее. Однако мощнейший удар по Израилю  это нанесение удара по террористам, которые являются его армией в Сирии и действуют в его интересах откровенно вопиющим образом. С самого начала боевики атаковали системы ПВО, что было американо-израильским указанием. И первым ударом по Израилю на уровне политики, с военной точки зрения и во всех других сферах является нанесение ударов по его же террористам в Сирии, таким как ДАИШ*, «Джебхат Ан-Нусра»* (запрещены в РФ) и другим связанным с ним группировкам.

На вопрос, готова ли Сирия дать ответ в случае эскалации со стороны Израиля, Аль-Асад указал, что на самом деле это и происходит. Ответ на агрессию не требует политического решения, это национальное решение.

По поводу противоречивых заявлений российской стороны в связи с поставками зенитно-ракетных комплексов С-300 президент отметил, что военные вопросы являются частью политики. Почему российская сторона заявляла о том, что намерена или не намерена поставлять эти комплексы, необходимо спросить именно её. Дамаск обычно не оглашает, какое оружие будет поступать. Сирия давала отпор на тройственную, а затем израильскую агрессию оружием, о котором она не объявляла ранее.

Касаясь трехстороннего альянса  Сирии, Ирана и России, Аль-Асад подтвердил, что отношения Дамаска и Тегерана продолжаются на протяжении сорока лет, развиваясь в разных условиях, которые переживал Ближневосточный регион. Этот союз неизменен. Что касается отношений с Россией, то им уже около семидесяти лет, она всегда оставалась другом Сирии и поставляла ей все, включая вооружение, во время разных блокад. Для россиян не характерно, чтобы их союзы были временными или основывались лишь на собственных интересах. Отношения с Россией являются стратегическими, она не вмешивается во внутренние дела Сирии. Если у российской стороны имеются какие-либо предложения, то она их обсуждает с Дамаском. В итоге окончательное решение остается за сирийским руководством и народом.

О том, есть ли какая-либо политическая, моральная или военная цена, предлагаемая взамен на выход Ирана из сирийской проблематики, глава государства заявил, что данный вопрос не подлежит обсуждению. Многие страны, включая Саудовскую Аравию, заявляли о том, что если Сирия прекратит отношения с Ираном, то положение в стране нормализуется. Однако данный принцип для Дамаска неприемлем. Отношения между Ираном и Сирией были основой любого предложения с саудовской стороны, о чем она говорила откровенно, это не секрет.

Касаясь присутствия в Сирии иранских военных, которых некоторые стороны называют военными консультантами, включая министра иностранных дел САР, президент заявил, что термин «консультант» имеет широкое значение. Иранские военные консультанты в Сирии присутствовали и до войны, поскольку две страны связывают прочные отношения. Во время военных действий эти консультанты становятся бойцами. Конечно, в Сирии есть группы иранских добровольцев, которые действуют под руководством иранских офицеров. Иранцы проливают свою кровь, защищая сирийский народ. Когда Сирия использует термин «консультанты», это не означает, что её смущает иранское присутствие, но он был использован, потому что в Сирии нет иранских регулярных подразделений.

Затронув палестинскую проблематику и поддержку Сирией сопротивления в Ливане и Палестине, Аль-Асад отметил, что контекст палестинской проблемы с 1948 года и по сей день является сложным, потому что западные колониальные страны всегда создавали условия, чтобы ввести в отчаяние арабскую нацию, которая исторически привязана к Палестине. Эти страны всегда стремились отдалить арабские государства от противостояния Израилю, и им в значительной степени это удалось. Последний из таких случаев  «арабская весна». Но, несмотря на это, как показали последние события, арабская нация до сих пор крепко привязана к палестинской проблеме. Для оказания поддержки палестинцам Сирия, прежде всего, должна сорвать планы Израиля на своей территории, то есть нанести удары по террористам. Это и является ее косвенной поддержкой в палестинской проблеме, которая напрямую скажется на внутреннем положении в Палестине.

Сирийский лидер приветствовал бойцов сил сопротивления из Ливана, Ирака и Ирана, выразив семьям павших соболезнования, уважение и признательность.

На вопрос журналиста, шла ли речь о выходе из Сирии отрядов «Хизбаллы», президент ответил, что битва идет длительная и непрерывная, поэтому остается необходимость в союзниках, одним из которых является «Хизбалла». Когда ситуация изменится, то эти силы сами примут решение вернуться на родину, но об этом говорить пока рано.

По поводу сопротивления сирийских племен иностранной оккупации президент Аль-Асад уточнил, что первоначально оно возникло в центральных и восточных регионах страны как ответ на наступление ДАИШ*, еще до того, как обернулось против оккупирующих сил  американских, французских, турецких или израильских. Это могут быть небольшие группы, не связанные с определенными организациями. Правительство их поддерживает.

Об угрозах Саудовской Аравии отправить войска в Сирию президент сказал, что это решение не ее, а американское.

Президент подтвердил, что Сирия не нуждается в помощи тех стран, которые сыграли разрушительную роль в событиях, и не позволит им участвовать в ее восстановлении.

Источник