Волки-волки!

Аркадий Бабченко не умер. Аркаша воскрес

Волки-волки!

Вся эта история с убийством, четырьмя пулями в спине, женой в ванне, лужей крови под телом, а также тысячами охов-вздохов-бормотаний огромного количества обвинителей России по обе стороны от российско-украинской границы, — вся эта сочная история оказалась туфтой. Провокацией СБУ по поимке «реальных заговорщиков», возмечтавших убить «великого журналиста».

Они даже заплатили 40 тысяч долларов — пока неизвестно кому. Сорок тысяч! За Аркадия! За убийство! На Украине!

Что это за транжира? Что за мот?

Впрочем, неважно. Как не важно и то, что Аркадий нашел себе работу при жизни. Хотя это, действительно, феноменальное событие, которое останется в истории. Следующие полгода Яндекс-кошелек героя будет только полнеть, а сам герой — он будет тоже полнеть, но не в переносном смысле. Жизнь не только не прервалась — она удалась.

Но успех — это еще не все. Личный успех гораздо рельефнее выглядит на фоне чужого поражения. И этот фон у нас есть.

Вот, например, Айдер Муждабаев. Вчера этот киевский русофоб совершенно искренне и логично доказал, что Бабченко убит Кремлем. Тысячи лайков и репостов. Да что там Муждабаев — сам Антон Геращенко, советник главы МВД Авакова, убедил многотысячную аудиторию собственного фейсбука, что перед ними — очередное преступление ненавистной России…

Как этим двум, использованным втемную собственными властями, теперь жить? Что писать людям?

Все тем же Кремлем Бабченко оказался убит и в десятках оппозиционных российских СМИ. А «Новая газета» даже затеяла собственное расследование — как именно было совершено преступление…

Им впору теперь закрыться.

Бабченко оказался убит даже в Совете Безопасности ООН — там нашему постпреду Василию Небензе пришлось держать накат со стороны глашатаев «свободного мира». Запад потирал руки, уже зрели новые санкции против «Мордора»…

Тоже мимо.

Даже неизвестно, что теперь лучше: оставить все как есть или все же довезти Бабченко до морга? Заявив по дороге, что пресс-конференция с живым трупом — это и есть провокация Кремля…

Или, может быть, лучше — чисто из жалости — разобраться с редакциями либеральной прессы? Потому что, ну, зачем им продолжать? Впрочем, есть шанс, что все вышеперечисленные «клеймители России» сами теперь наложат на себя руки, чтобы избавиться от мук совести. Ну стыд же, в самом деле!

Хотя, о чем это я. Все, разумеется, будет иначе. Они сейчас отряхнутся и вновь повторят, что во всем виноват Кремль, потому что… Да репутация у него такая!

Вот только кто ему эту репутацию взращивал, собственно? Давайте догадаемся.

Виноват Кремль, виноват Кремль — сейчас эта канитель продолжится. СБУ уже обезвредило «российских агентов», уже готовит «ошеломляющие подробности покушения в центре Европы». Основная часть кордебалета только начинается — и точно не закончится до начала чемпионата мира по футболу.

Поверит ли теперь кто-нибудь будущим сообщениям Киева о «руке Москвы»? Как теперь станут воспринимать Украину в мире? Это тоже примерно понятно. Давний недруг России, многолетний репортер CNN в Москве Джилл Догерти по этому поводу процитировала в своем твиттере еще одного «специалиста по русскому вопросу», Марка Галеотти:

Итак, Бабченко жив. Отлично. Но все это попахивает [дурным] трюком. В следующий раз, когда кого-то убьют, Россия сможет разыграть карту «Да неужели это правда?».

Но на это Киев плевать хотел. Ведь провокация — это вообще не про веру. Это практически всегда — про деньги и немного про политику.

Все это подтверждает одну старую истину: никакой Кремль не в состоянии так нагадить в шаровары свидомому, как это сделают сами «защитники Украины от Путина». Как известно, классическая перемога — это естественный результат боротьбы. Перемога — украинский жанр новости, в которой хохол назло москалю хитростью, подлостью, предательством и сверхусилиями достигает результата, обратного успеху.

Что же касается дурачка-журналиста, который сейчас купается в лучах славы, то он даже не понимает, насколько близко находился к могиле. И, конечно же, он никогда не оценит разницы между тем, как провожали его враги, и тем, как он хотел бы проводить их.

Роман Носиков, РИА ФАН