Сложносочиненные газетные «сенсации» частенько имеют свойство возникать на пустом месте

В принципе, я ничего не имею против молодых журналистских дарований и поиска ими новых поприщ для самореализации. С одной лишь оговоркой – всё это желательно использовать в мирных целях и без существенного вреда для окружающих.

Именно поэтому некоторые публикации моих подрастающих коллег, смело замахивающихся на любую тему, требуют, на мой взгляд, определенного реагирования, поскольку они явно игнорируют вышеуказанный гуманистический принцип.

Вот, например, один такой не в меру самоуверенный автор вдруг обнаружил, что, цитирую: «Российским подлодкам мешают действовать в Средиземном море». Причем мешают ни какие-нибудь перманентно зловредные англосаксы, а вполне дружественная России Турция, у которой, между прочим, большие планы на дальнейшее углубление сотрудничества с Россией. В том числе и военного. Что, кстати, очень не нравится Америке. И как-то так совпало, что клинышки в российско-турецкие отношения, одновременно с Вашингтоном, пытаются вогнать и некоторые местные СМИ.

Основанием для такого алармистского вывода послужила, как ни странно, Конвенция о режиме Черноморских проливов, подписанная еще в далеком 1936 году. Восемьдесят с лишним лет ничего не было слышно о том, что она мешает отечественному флоту бороздить моря и океаны. И вдруг выяснилось, что мешает. Да еще как!

Основание для своих драматических выводов наш озабоченный автор усмотрел в статье 12-й упомянутой Конвенции, которая гласит:

Державы, прибрежные к Чёрному морю, будут иметь право проводить через проливы, в целях возвращения к их базе, свои подводные лодки, сооружённые или купленные вне этого моря, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или о покупке. ПЛ, принадлежащие названным Державам, могут равным образом проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точные данные по этому поводу будут даны Турции…

С точки зрения уважаемого коллеги это означает, ни много ни мало, что свобода мореплавания для российского подводного флота резко ограничена. И что теперь ЧФ РФ не сможет использовать свои подводные лодки по собственному усмотрению:

Таким образом, «Великий Новгород» и «Колпино» (данные подводные лодки базируются сейчас в порту Тартус, Сирия – ред.) могут войти в Чёрное море для ремонта. Однако выйти обратно (сразу или когда того потребует оперативная обстановка) им не позволит 12 статья конвенции Монтрё. Лодки могут выходить за пределы Черного моря – но тоже только для ремонта, а не в любой момент времени. Российские подводные лодки становятся невыездными до тех пор, пока через 2,5 года не возникнет реальная необходимость в очередном доковом ремонте…

Что тут можно сказать? Во-первых, в данном авторском тексте наличествует прямое искажение текста конвенции, которая, в чём вы можете убедиться сами, никак не ограничивает право захода подлодок черноморских государств в Черное море только необходимостью их ремонта. Кроме того, далеко не факт, что оставление в восточном Средиземноморье двух последних подводных лодок данного типа из шести, построенных для ЧФ РФ, вообще как-то связано с упомянутой выше Конвенцией Монтрё. Вполне можно допустить, что российское командование решило не гонять попусту новые лодки взад-вперед, а просто ограничиться ротацией их экипажей. Что, кстати, намного дешевле. Само же постоянное пребывание двух субмарин в Сирии может быть обусловлено стабильно напряженной военно-политической обстановкой на Ближнем Востоке и агрессивными действиями со стороны США. Не исключено даже, что именно так изначально и планировалось.

Что же касается якобы существующих юридических «препон» для межтеатровых операций российского подводного флота, то они, как минимум, вызывают сомнения.

Прежде всего, потому, что указанная Конвенция принималась в своё время именно в интересах черноморских держав и практически никак не ограничивает их в возможностях и масштабах применения своих военных флотов. Во всяком случае, в мирное время.

Кроме того, даже из процитированной выше статьи 12 Конвенции отнюдь не следует, что российские подводные лодки не могут зайти в Черное море или выйти из него в любой удобный для них момент. Во-первых, Конвенция, о чем мы упоминали выше, вообще никак не ограничивает право захода таких кораблей в Черное море «в целях возвращения к их базе». Что же касается обратного выхода из данной акватории, то расплывчатая формулировка «для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря» дает такой простор для творческой фантазии, который позволяет считать её простой формальностью.

И действительно — ничто не мешает командованию ЧФ РФ, в случае необходимости, отправить свои подлодки «на ремонт», например, в тот же Тартус. Где им для создания видимости такового, если это уж так необходимо, даже прикрутят парой болтов какую-нибудь железяку. А потом используют их по оперативному предназначению согласно своим планам. Тем более, что Конвенция никак не оговаривает дальнейшие детали жизнедеятельности этих боевых единиц. А дружественная Турция тем более не станет копаться в таких подробностях.

И уж, конечно, в этом юридическом документе нет даже намека на такие сугубо технологические вещи, как сроки докового ремонта для российских подводных лодок проекта 636.3 «Варшавянка». Откуда наш уважаемый эксперт взял эти 2, 5 года до следующего ремонта, решительно непонятно. Во всяком случае, авторы Конвенции Монтрё, принятой аж в 1936 году, так далеко в будущее точно не заглядывали.

В общем, все это вместе взятое дает полное основание считать вышеупомянутый приступ журналистского алармизма бурей в стакане воды, если не попыткой на ровном месте изобразить якобы неразрешимую проблему. И, тем самым, вогнать доверчивого читателя в очередной «всепропальский» стресс. Думаю, что «мирными целями» здесь явно не пахнет. Потому и не считаю возможным просто пройти мимо. Как говорил в подобном случае герой бессмертного «Золотого теленка»: «Я это сделал не в интересах истины, а в интересах правды!»

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен