В попытках искоренить не только русский язык, но и саму русскую культуры в сознании молдаван, политики Молдовы готовы идти на самые изощренные меры. Но как навредит такой подход народу, обладающему уникальным даром черпать информацию из двух источников?

Очень редко в современных странах можно наблюдать объединение народа во имя чего-то. Этот шаг, хоть и является конструктивным, не популярен среди политиков, ведь требует от них каких-то реальных усилий и действий. А вот деструктивный вариант объединения народа гораздо проще с точки зрения правительства. Он ничем не обязывает, достаточно ткнуть пальцем в кого-то, обвинив во всех бедах и начать бурную имитацию борьбы с псевдоантагонистом.

Элементарный пример такой деструкции в Молдове – доведенная до абсурда русофобия, которая вылилась на государственном уровне в борьбу с русским языком. Так, 29 мая Конституционный суд страны должен будет рассмотреть запрос депутатов-либералов по отмене статуса русского языка как языка межнационального общения.

Молдавский парламент уже достаточно давно демонстрирует свою антироссийскую позицию. Даже официальный сайт государственного органа власти не имеет русскоязычной версии. Зато, помимо государственного, есть английский и французский. Согласитесь, странный подход в стране, где не меньше трети населения считает русский родным языком, а понимают – не менее 70%. При этом трудно сказать, сколько же молдаван действительно желают изучать местное законодательство на английском или французском языках.

Печально, но факт – в республике идет безжалостная и решительная борьба с русским языком. Два года назад Минпросвет ликвидировал должность консультанта по преподаванию русского языка, а согласно новому Кодексу об образовании, с 2018-2019 учебного года, то есть уже с нынешней осени, в национальных школах русский язык перестанет быть обязательным предметом – он получит статус иностранного и будет изучаться факультативно, то есть по выбору.

Притеснение русского языка, конечно же, добралось и до СМИ. Так, в борьбе с «русской пропагандой», в феврале этого года вступили в силу поправки к Кодексу об аудиовизуале, который запрещает трансляцию на территории страны новостных и аналитических, военных и политических передач и ток-шоу, произведенных в странах, не подписавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении.

Даже заявление о главы делегации ЕС в Молдове Петера Михалко о том, что этот закон не соответствует демократическим нормам не возымело последствий. Напротив, запреты на трансляцию российских новостных и аналитических передач сохранились и в проекте нового Кодекса об аудиовизуале, который предполагает запрет уже и развлекательного контента российского телевидения.

При этом, любопытным фактом остается то, что лидерами рейтингов зрительских симпатий являются три молдавских канала, ретранслирующих российские передачи. А опрос, проведенный IMAS 20 марта нынешнего года показал, что 72% респондентов предпочитают смотреть телепередачи на русском языке.

Кроме того, согласно тому же опросу, лишь 29% граждан считают, что РФ занимается пропагандой в масс-медиа на территории Молдовы, 62% опрошенных ответили на этот вопрос отрицательно. Так что трудно представить, с какой же «пропагандой» борется правительство, но искоренение русского языка переходит все границы. При этом взамен искорененной русской культуры, естественно, активно внедряется западная. Последний пример тому – посольство США в Молдове предоставляет грант на создание развлекательного телевизионного контента.

Однако, главной задачей проекта является именно вытеснение русскоязычных программ: «Предоставление американского телевизионного контента и телеформатов должно привести к переориентации молдавской аудитории с российских программ и форматов на американские и стать доказательством положительного эффекта геополитической переориентации с точки зрения качества создаваемой и ретранслируемой продукции», — говорится в документе.

В начале статьи мы говорили о том, что это – путь наименьшего сопротивления в политической деятельности. Найти козла отпущения и отдать его на растерзание разъяренной толпе. Но есть и другая причина такой практики. Русскоязычное население страны – серьезная помеха для проевропейской власти. И дело не в том, что они физически мешают евроинтеграции или каким-то другим политическим процессам. В них попросту нет этой искуственно создаваемой антироссийской ксенофобии. Почему? Прежде всего, потому что «ксенофобия» с греческого языка переводится, как «боязнь чужого, неизвестного». Но может ли человек, который разговаривает на русском, чьи родители, бабушки и дедушки родились в советской социалистической республике, который, в конце концов не видит в «русских» угрозы, ведь это такие же люди, клюнуть на удочку русофобов? Ответ очевиден.

Именно поэтому на русскоязычное население оказывается максимальное давление, чтобы попросту избавиться от них. Конечно, даже политики, хоть порой и не блещут умом, понимают, что это дело не одного года и даже не одного десятилетия. Все потому что естественное вырождение – результат смены поколений.

Ректор Славянского университета, доктор хабилитат филологии Татьяна Млечко, занимающаяся вопросами билингвизма в Молдове говорит следующее: «Иногда в общении кажется, человек свободно говорит, например, по-русски, а потом оказывается, что ни писать, ни читать на русском языке не умеет, да и разговор может поддержать только в ограниченных рамках. Вот такой национально-русский билингвизм можно широко наблюдать сегодня в Молдове на новом поколенческом срезе».

Таким образом и происходит старение русского языка не только в Молдове. Такая проблема стоит в Латвии, на Украине. Когда народ перестанет не просто говорить, но и думать на русском, с ним можно будет делать что угодно, заниматься самой извращенной однобокой пропагандой, создавая настоящее русофобское общество. Например, в США, где русскоязычных по-настоящему минимум, такая практика уместна во всех сферах. Американский комик Ден Содер стал очень популярен благодаря своему стенд-ап выступлению 1 июля 2013 года в Нью-Йорке, где он говорил: «Я шесть лет живу в этом городе и постоянно боюсь, что меня могут ограбить на улице. Со своим страхом я борюсь с помощью одной хитрости, кстати, и вам совету. Каждый раз, когда мне кажется, что кто-то собирается меня избить и ограбить, я изображаю русский акцент». Комик отмечает, насколько русских боятся в США, и, на самом деле, в этой шутке действительно есть доля правды. Навязанная правительством боязнь и даже ненависть к россиянам, ведь они «враги всего самого лучшего», неплохо работает в обществе, где про настоящих русских не знают ровным счетом ничего.

«Вы знаете, я счастлив, что Господь Бог наделил меня двумя легкими. Обоими легкими я дышу двумя культурами. Одним легким я дышу румынской культурой, а другим легким я дышу русской культурой. И я считаю, что именно в этом и состоит уникальность и неповторимая красота культуры и духовности нашей страны, нашего народа», — такие слова когда-то писал лидер Христианско-демократической народной партии, а теперь ректор Народного университета Молдовы Юрий Рошка.

У молдавских билингвистов есть действительно уникальная возможность. Они могут смотреть на мир буквально с двух разных ракурсов, исключая навязывание односторонней, радикальной позиции. В этом и есть камень преткновения прозападных политиков республики. Все их попытки повернуть общество в сторону Европы разбиваются о него, ведь люди, как писал Юрий Рошка, могут «черпать свое внутреннее богатство из двух источников, и этот синтез культур – огромное преимущество, великий дар судьбы для нас».