Человек – коллективное животное. Потому у нас так распространён конформизм. Просто легче сделать как все, чем делать что-то отличное от того, чем занята толпа. И природа у всех людей одинакова независимо от расы

Для маскировки этого факта наш разум, по всей видимости, и породил чувство собственного величия и отличия человека от своих сородичей-приматов. Ведь принять рационально и эмоциональной факт своего родства с шимпанзе-бонобо, любящим всё независимо от пола, сложно.

Сдерживающим фактором для нашего конформизма является тонкий налёт цивилизации, который наносят на нас в процессе социализации как люди, так и общественные институты. И чем толще этот налёт, чем крепче он, тем больше человек может оставаться Человеком.

И понять, чего больше в человеке – конформистичного животного или рационального человека – несложно. Достаточно просто внимательно наблюдать за ним и его поведением.

Колеблется вместе с генеральной линией большинства – конформист. Оправдывает любое преступление большинства или кого-либо иного сильного соплеменника – конформист и животное.

Именно по этому признаку легко понять, кто есть, кто в истории с экс-главой одесского отделения Правого сектора Сергеем Стерненко.

Именно потому его так оправдывают одесские нацисты. Просто нацизм – это вершина расчеловечивания, это высшее проявление того самого конформизма, животное начало возведённое в абсолют из-за сцарапанного налёта цивилизации.

И Стерненко, на самом деле, пришёл к «успеху», он из репера-ватника в форме красноармейца через срывающего концерты фашиста перешёл в «высшую» лигу убийцы.

Уверен, даже если его «успех» закрепят несколькими годами лишения свободы в исправительной колонии, то и там он продолжит двигаться к успеху. Последует примеру Андрея Билецкого и вызубрит Mein Kampf, выучит произведения основоположника украинского интегрального национализма Дмитрия Донцова, а может приобщится к «Протоколам сионских мудрецов».

Ведь тюрьма не напыляет на человека цивилизационные слои. Она лишь сильнее их сдирает. Так что всё у Стерненко будет «хорошо».

В рамках животного мира, конечно, а не человеческого.

Иван Лизан