Майкл Макфол, скандально известный экс-посол США в России, утверждает, что его книга (название — «От холодной войны до горячего мира») посвящена именно переходу «от холодной войны к горячему миру» в российско-американских отношениях. На самом же деле автору просто не давали покоя упущенные возможности, поэтому накопившуюся злость он решил направить на написание произведения объёмом более 480 страниц.

Майкл Макфол

Выражаясь словами Терезы Мэй, «весьма вероятно», что Майкл Макфол, как учёный, знаком с трудами Джорджа Беркли. Для тех, кто не в курсе или просто не интересуется науками, поясню: Беркли — ирландский философ родом из графства Килкенни, а известен он тем, что сформулировал теорию субъективного идеализма.

Макфол, возможно сам того не замечая, десятилетиями действовал в духе Беркли. Разве что двигал им не загадочный оптимизм, как в случае с ирландским мыслителем, а фанатичная верность своей высшей цели — «распространению демократии». Однако в действительности идеализм бывшего американского посла в большинстве своём избирателен.

А всё потому, что демократия во всех её формах Макфола не интересовала: он признавал лишь те её варианты, которые копировали американскую «либеральную» модель. Для Беркли, служившего в сане епископа Клойна, мир был немыслим без Бога. С такой же уверенностью главный герой этого труда убеждён: во всём мире всем должны заправлять США.

В своей книге Макфол изрядно приукрашивает американский миропорядок, хозяева которого зачастую ведут себя подобно эдаким далеко не праведным проповедникам, наставляющим свою паству поступать так, как хотят они, а не как велит церковь. Самое время вспомнить известный берклианский тезис: esseestpercipi («существовать — значит быть воспринимаемым»).

Здесь только два варианта: или у бывшего посла действительно так плохо с самоанализом, что он просто не понимает, почему его так низко оценивают в Москве, или же он прикидывается дурачком. Поставим вопрос так: на кого из персонажей Питера Селлерса он больше похож — на садовника Чэнса из фильма «Будучи там» или на инспектора Клузо из «Розовой пантеры»? Совершенно очевидно, что на последнего, так как господин бывший посол всё же, скорее, неумел и некомпетентен, нежели наивен или глуп.

Происхождение видов

Академическая специализация Макфола включает переход от авторитаризма к демократии в разных странах. Макфол, после распада СССР активно поддержавший новое, прозападное правительство России, резко критикует Владимира Путина за то, что тот пресёк превращение России в марионетку Вашингтона. Вероятно, именно в силу этого он написал 52-страничное исследование, озаглавленное «Деятельность США по содействию смене режима в Советском Союзе и России: извлечённые уроки». Правда, в своей книге он об этом умалчивает. Понятно, что приехать с таким послужным списком в Москву в качестве посла — всё равно что заявиться на испанскую корриду с красным флагом и радостно бегать перед стадом быков. Тем более что Макфол прибыл в Россию в феврале 2012 года, когда в стране вовсю шли масштабные акции протеста либеральной оппозиции. А всего двумя месяцами ранее непосредственный начальник Макфола госсекретарь Хиллари Клинтон выступила в поддержку протестных акций, вызвав этим негодование со стороны Путина.

Конечно, Макфол мог бы попытаться дистанцироваться от российских внутриполитических процессов. Вместо этого первую свою встречу в качестве посла он провёл с лидерами российской несистемной оппозиции. Естественно, в Кремле это не вызвало особого восторга. В своей книге бывший посол утверждает, что на самом деле он был против этой встречи, а её инициатором выступил заместитель госсекретаря Уильям Бёрнс. Может, это и правда, но если Макфол понимал, как это будет выглядеть и какую реакцию вызовет, неужели он не мог уклониться от встречи, допустим симулируя грипп?

Вскоре после этого неосторожного шага российский тележурналист Михаил Леонтьев в своей передаче выступил с яростными нападками на Макфола, стремясь полностью дискредитировать его. Достоверность его заявлений при этом была в высшей степени сомнительна. В своей книге Макфол обвиняет Леонтьева в нагнетании антиамериканской истерии, однако это заявление уже не очень убедительно смотрится с его стороны сегодня, когда он стал постоянным гостем передачи Рэйчел Мэддоу на канале MSNBC, поскольку эта программа занимается ровно тем же самым, только с другой стороны — раздувает антироссийскую истерию, оперируя при этом очень сомнительными фактами.

Кроме того, несмотря на все разговоры о нежелании встречаться с российской оппозицией, Макфол в своей книге невольно выдаёт общее направление своих интересов, когда рассказывает, как раздумывал о поступившем ему предложении работы по «продвижению демократии» на Ближнем Востоке. Это указывает на то, что он не столько убеждённый русофил, сколько доктринёр, выбравший Россию в качестве своего полигона просто в силу того, что так сложились исторические обстоятельства. Эту догадку подтверждает и его признание, что, попав в Москву в 1985 году, он тянулся к общению с людьми, представлявшими собой довольно узкий круг: «Я встречался с «отказниками», подпольными коммерсантами с чёрного рынка, избалованными детьми партийной элиты». Никаких поездок в регионы и соприкосновения с российской глубинкой, жители которой в массе своей консервативны и скептически относятся к реформам девяностых, а кроме того, фактически избирают стране её руководство.

Одной строкой

Ещё в начале книги Макфол 13 раз использует слово «демократический» в одном абзаце, что говорит не только о его небрежном отношении к правилу избегать повторов, но также и о том, что именно в этой работе для него имеет центральное значение. Особенно если учесть, что оно часто идёт в паре с выражением «справедливая борьба».

В этой связи я ожидал, что автор хотя бы одну главу своей книги посвятит событиям 1993 года, когда Борис Ельцин задушил нарождавшуюся в России демократию и создал ту самую «суперпрезидентскую» систему правления, которая и обеспечила Путину столь большую власть. Ельцин тогда отдал приказ об обстреле здания парламента из танков, не считаясь с демократическими нормами. Жертвами столкновений стали 158 человек, в том числе 130 гражданских лиц.

Вместо подробного анализа этих событий и их последствий Макфол отводит им всего несколько абзацев, отмечая, что «все наделали ошибок, и проиграли тоже все». Вероятно, автор понимал, что не может позволить себе углубиться в эту тему, так как Билл Клинтон ранее уже «объяснил американскому народу», что Борис Ельцин «сделал правильный исторический выбор».

Мысль Макфола становится ещё более витиеватой и сумбурной, когда он признаёт, что в 1994 году, после того как Ельцин в одностороннем порядке вторгся в Чечню (хотя идея того, что государство может «вторгнуться» в собственный регион, звучит дико), он сам в телеэфире читал россиянам нотации о том, «как решения о начале войны принимаются в США»: «Прежде чем принять меры военного характера, президент должен посоветоваться с конгрессом». Этому немало удивился бы Дональд Трамп, который уже дважды (в нарушение закона) наносил удары по Сирии, не посоветовавшись ни с палатой представителей, ни с сенатом.

На выборах 1996 года Ельцину удалось победить благодаря вмешательству американских политтехнологов. Этот факт в самых радужных красках преподнесён в голливудском фильме «Проект «Ельцин», а также на всемирно известной обложке журнала Time. Однако Макфол в своей книге обходит этот момент вниманием. И это несмотря на то, что почти ежедневно он выступает на американском телевидении с осуждением предполагаемого вмешательства России в американские выборы 2016 года.

Полезные детали

Но полезная информация в книге всё же есть. Например, инсайдерские отчёты о встречах Путина и Обамы. Например, со слов автора, Путин настаивал, что «Дмитрий» (Медведев), занимая пост президента, сам отвечает за внешнюю политику. Это интересный момент в свете  попустительства последнего в отношении ливийской интервенции, проведённой Западом в 2011 году, что было воспринято в России как колоссальная ошибка. Макфол, кстати, признаёт, что американские манипуляции в отношении Медведева по вопросу о Ливии положили конец всем надеждам на то, что он будет баллотироваться на второй срок. И ещё одно любопытное замечание: мюнхенская речь Путина в 2007 году, в которой он высказался против попыток Вашингтона создать однополярный мир, описывается как «шокирующая» и «печально известная».

Однако самое интересное откровение заключается вот в чём: американская сторона пригласила Путина нанести визит в Белый дом в мае 2012 года, перед саммитом G8, который проходил в Мэриленде. Однако Путин  от визита отказался, и главное событие тоже обошёл вниманием — по причинам, которые Макфолу показались сомнительными. Это примечательно, так как из этого следует, что Путин отказался от интеграции с Западом ещё за два года до того, как это стало общеизвестным фактом. Кроме того, это означает, что приостановление членства России в «большой восьмёрке» вовсе не было таким уж серьёзным наказанием (об этом уже намекал российский министр иностранных дел Сергей Лавров).

Вообще, к рецензированию этой книги я подошёл с большой осторожностью. Как это ни странно, Макфол, несмотря на кельтскую кровь, человек довольно ранимый. Поясню: он заблокировал меня в «Твиттере»… Причиной, видимо, стало то, что я охарактеризовал его в переписке с одним российским журналистом как «худшего посла США в России за всю историю». И мне не кажется, что это спорное утверждение. Исходя из этого я решил было не рецензировать книгу Макфола, но передумал после его мартовского твита в адрес RT: «Не могу дождаться ваших рецензий». Что ж, вот и дождался.

Книгу «От холодной войны до горячего мира» не составит труда приобрести как в интернете, так и в книжных магазинах.

Брайан Макдональд, Ирландия, RT