Пхеньян уничтожил тестовый полигон Пунгери, где проводил ядерные испытания. Шахты на глазах журналистов взорвали, чтобы подтвердить готовность Северной Кореи следовать договоренностям о ликвидации ядерного оружия на Корейском полуострове. В ответ на это Дональд Трамп объявил об отказе встречаться с лидером КНДР Ким Чен Ыном. Саммит должен был состояться 12 июня, но Вашингтон передумал. Политики якобы возмутились заявлением замглавы МИД Северной Кореи Чхве Сон Хи, в котором она назвала глупым вице-президента США Майка Пенса за его слова о «ливийском сценарии» в отношениях стран. Впрочем, это решение мало кого удивило. Это далеко не первый случай, когда США отказываются от данных ранее обещаний. Малек Дудаков вспоминает, кого еще американские президенты обводили вокруг пальца.

Решение Белого дома и Госдепартамента отказаться от проведения саммита с руководством КНДР может поставить на крест на мирном переговорном процессе на корейском полуострове. Вообще о сложностях с подготовкой саммита было известно давно. Лидеры Северной Кореи критиковали продолжающиеся военные учения армии США и Южной Кореи, ругались в адрес представителей американского руководства вроде старшего советника Дональда Трампа по нацбезопасности Джона Болтона. В свою очередь ходили слухи и о том, что Ким Чен Ын попросту боится отправляться на саммит, ожидая, что в период его отсутствия в стране может произойти военный переворот.

Тем не менее после значительных уступок КНДР – отправки трех американских заключенных на родину, публичного уничтожения ядерного объекта на севере страны — шаг Вашингтона выглядит очень высокомерным. Возможно, Трамп и его команда считают, что КНДР в большей степени заинтересована в проведении саммита, чем они. Вероятно, они ожидают, что руководство Китая, надеющееся на разрешение ситуации в регионе, будет давить на Ким Чен Ына и заставит его просить США возобновить переговоры о саммите. В таком случае Трамп, выступающий с позиции силы, сможет добиться более выгодных для себя условий в ходе самого саммита.

Это далеко не первый случай в истории внешней политики США, когда руководство американского правительства отказывалось от обещаний. Причем нарушались обещания, данные как самому американскому народу, так и лидерам иностранных государств.

Обман Вильсона

Пожалуй, одним из первых примеров подобного может служить предвыборная программа президента Вудро Вильсона, в течение двух сроков возглавлявшего американское государство. В течение своего переизбрания в 1916 г. Вильсон громогласно выступал с антивоенных позиций. Он сделал официальным слоганом тогдашней кампании лозунг «Я удержал Америку от вступления в большую войну!». Под этой «Большой войной», очевидно, подразумевалась Первая мировая. Кстати, Вильсон первым начал использовать и другой лозунг – «Америка на первом месте» — тот самый, который теперь стал официальным слоганом политики Трампа. 7 ноября 1916 г. Вильсон с небольшим отрывом победил своего конкурента от Республиканской партии Чарльза Хьюза, получив 49% голосов избирателей и 277 голосов выборщиков. Но уже через месяц после своей инаугурации в марте 1917 г. Вильсон объявил о вступлении в Первую мировую войну на стороне стран Антанты, направив соответствующие ноты послам Германии и Австро-Венгрии.

Отчасти его вынудили отказаться от предвыборных обещаний активные лоббистские действия британского правительства и проблемы с финансовым состоянием Англии и Франции, у которых просто заканчивались деньги на выплаты американских кредитов. Но основной причиной стала хорошо известная «телеграмма Циммермана», перехваченная британской разведкой и переданная в Белый дом. В этой телеграмме, адресованной немецким министром иностранных дел Артуром Циммерманом в Мехико, говорится об обещании Германии поддержать территориальные претензии Мексики на южные штаты США, если та объявит войну странам Антанты. Через несколько дней Циммерман публично признал достоверность письма, которое вызвало шквал негодования в Америке. Впрочем, все равно больше половины американцев выступали против участия в Первой мировой войне. Однако Вильсон решил воспользоваться возмущением активного меньшинства и объявил войну Германии.

Война Рузвельта

Примерно похожая ситуация сложилась и в 1940 г., когда уже находившийся два срока у власти Франклин Делано Рузвельт решился избраться на третий. Он пребывал в сложной ситуации: порядка 60% американцев не считали, что он вправе так долго занимать президентскую должность. При этом в США доминировали антивоенные и изоляционистские настроения, 62% выступали против участия в начавшейся Второй мировой войне, лишь 30% считали нужным оказывать значительную помощь Британии. Против Рузвельта выступили влиятельный промышленный магнат Уэнделл Уилки, который в случае победы обещал лишь предоставлять кредиты Британии и не более, и изоляционисты Томас Дьюи и Роберт Тафт, обещавшие сохранить нейтралитет США в разгоревшемся конфликте. Рузвельт, в душе интервенционист, понимал, что с его взглядами в текущем политическом климате будет почти невозможно победить. Поэтому он публично выступил против участия в войне с Германией и многократно обещал избирателям, что «он не будет отправлять их детей умирать в Европу». По словам Рузвельта, он настолько сильно укрепит американскую армию, что любой агрессор просто испугается нападать на США, и таким простым образом ему удастся избежать участия в конфликте. Рузвельт победил на выборах и примерно через год, сразу после нападения японцев на Перл-Харбор, и объявил войну всем странам «Оси».

Вранье Джонсона и Никсона

Комментарии сродни тем, что делал Рузвельт, затем нередко будут использоваться и многими другими политиками. Например, президент Линдон Джонсон в одном из общенациональных интервью в 1964 г. заявил о том, что «он не собирается отправлять американских ребят за 10 тыс. километров от родины, чтобы воевать с какими-нибудь азиатскими ребятами». Уже через полгода Джонсон объявил о массовой отправке войск во Вьетнам, что послужило началом активной фазы Вьетнамской войны. Ричард Никсон в ходе своей первой предвыборной кампании в 1968 г. обещал избирателям, что сразу же после победы он закончит войну во Вьетнаме и выведет оттуда все американские войска. Это обещание оказалось легче произнести, чем осуществить. Никсон и правда вывел войска из Вьетнама, но лишь в 1973 г. – на 5-й год президентства.

«Миролюбивый» Буш

Один из самых известных поворотов в современной истории сделал Джордж Буш-младший уже в первые годы пребывания на посту главы государства. На выборах 2000 г. Буш-младший активно представлял себя избирателям как миролюбивого кандидата. Он постоянно критиковал внешнюю политику Билла Клинтона и его вице-президента Альберта Гора, против которого выдвигался. Буш-младший обвинял администрацию Клинтона в трате средств на бессмысленные программы по экспорту демократии и национальному строительству в Сомали и Югославии. Он говорил о том, что война в Югославии не затрагивала национальных интересов США, поэтому и участие американских войск в ней не было необходимым. В случае своей победы Буш-младший обещал отказаться от всех программ по национальному строительству и использовать американские войска только в тех случаях, когда дело будет касаться защиты национальной безопасности США.

Есть своеобразная ирония в том, что такой «миролюбивый» кандидат в итоге всего лишь за один срок успел развязать две войны – в Ираке и Афганистане — и крупнейший эксперимент по национальному строительству со времен плана Маршалла. Администрация Буша-младшего потратила сотни миллиардов долларов на восстановление Ирака, многие из которых были затем разворованы местным руководством и так и не превратили страну в демократический оазис.

Кстати, именно в период президентства Буша-младшего состоялось событие, которое во многом закрепило за Америкой статус не самого надежного игрока на международной арене. В декабре 2003 г., через несколько месяцев после оккупации Ирака, лидер Ливии Муаммар Каддафи согласился на условия США по разоружению и ликвидации своего запаса оружия массового поражения. Каддафи в присутствии международных экспертов нейтрализовал имеющееся у него химическое оружие, а также материалы для создания ядерного оружия. В обмен на этот шаг Госдепартамент снял санкции с Ливии, страна вернула себе место в ООН и смогла вновь наладить отношения со многими западными странами. Администрация Буша-младшего гарантировала Каддафи, что политика экспорта демократии не коснется его страны.

В 2011 г., в разгар «арабской весны», Каддафи несколько раз обращался к администрации уже Барака Обамы, напоминая ему о ранее данном обещании Буша-младшего. Каддафи надеялся на то, что Госдепартамент Обамы сохранит свою приверженность ранее взятому курсу и не будет открыто поддерживать повстанцев. Впрочем, команда Обамы дала понять, что любые обещания касались лишь работы предыдущей администрации, а к нынешней они не имеют никакого отношения. Поэтому без всякого зазрения совести Обама принял решение о вмешательстве в ливийский конфликт на стороне повстанцев, что в итоге привело к свержению Каддафи.

Конечно, этот шаг Обамы может показаться незначительным в сравнении с другими похожими событиями – вроде невыполненного обещания, данного Михаилу Горбачеву, об отказе от расширения НАТО на Восток. Однако в сегодняшних переговорах США с недружелюбными к ним странами — КНДР, Ираном — история вокруг Ливии как никогда актуальна. Ведь кто даст гарантии лидерам Северной Кореи и Ирана, что в случае разоружения их страны не постигнет та же участь, что и Ливию? Даже если команда Трампа и решит соблюсти обещания об уважении суверенитета этих стран, как можно предсказать действия следующей администрации, которая придет ему на смену – Майка Пенса, Камалы Харрис, Кори Букера или кого-то другого? В политических кругах Америки уже давно нет консенсуса по вопросу внешней политики, что ставит судьбу любых международных решений и договоренностей в прямую зависимость от результатов следующих президентских или промежуточных выборов в США.

Малек Дудаков, RUPOSTERS