Утопленный в море экстремист жив-здоров и неплохо выглядит

После того как Александр Стешенко, задержанный российскими спецслужбами в Крыму за экстремизм, дал показания, Рефат Чубаров созвал в Киеве пресс-конференцию. Он не просто открестился от группы, но и заявил, что арестованного изощренно пытали. «Его топили в море — и не раз. Из Стешенко выбили то, что было нужно ФСБ», — заявил Чубаров, сославшись на адвоката.

Разумеется, мне неведомо, топили Александра Стешенко или нет. Как, впрочем, и лидеру запрещенного в России Меджлиса. Но на видео молодой человек выглядит вполне уверенно и держится свободно. Говорит, что за каждый теракт ему и еще одному боксеру из Харькова Третьякову было обещано 500 долларов. Совсем обнищала нэнька.

Группу создал Эрол Велиев, помощник Мустафы Джемилева. В сентябре прошлого года терроисты подожгли дом лидера Милли Фирка Васви Абдурраимова — слишком ярко он выступал в поддержку России на заседаниях ООН и Совета Европы. А вот дом муфтия Эмирали Аблаева, тоже известного человека среди крымских татар, закидали «коктейлями Молотова» уже Велиев и Третьяков, без Стешенко. Задержанный якобы испугался, что могут пострадать люди.

С чего вдруг в нем заговорила такая забота о ближних, понятно — не хочется брать на себя лишнего.

Это, так сказать, фон. Проблема уходит корнями в историю 25-летней давности.

На мой взгляд, Меджлис заявил о себе именно как о террористической организации в 1993 году, когда был до смерти забит неизвестными лидер Национального движения крымских татар Юрий Османов. Как и Джемилев, тоже отсидел в 80-х за составление и распространение документов, «порочащих советский строй». Словом, во времена перестройки был в Крыму человеком весьма известным и влиятельным.

Но при этом взгляды на судьбу крымских татар у них отличались полярно. Османов был символом мирного сосуществования своих соплеменников с другими жителями полуострова.

Такой разумный подход не вписывался в концепцию лидеров Меджлиса. По их мнению, люди, проживающие в Крыму, должны быть разделены на титульную нацию и второсортные. Меджлисовцы вели себя очень агрессивно, получали большие деньги от зарубежных спонсоров (в основном, от богатых турецких крымских татар), которые пилили строго между собой.

Именно поэтому, между прочим, Украина за все годы владения полуостровом так и не решила «крымскотатарский вопрос» по джемилевско-чубаровской версии — экстремисты не нравятся никому. То, что в Киеве вдруг воспылали любовью к репрессированному советской властью народу, объясняется просто: Петру Порошенко и его окружению позарез нужны антироссийские силы.

Это активисты Меджлиса организовали блокаду Крыма, взрывали ЛЭП, устраивали провокации на границе. И, откровенно говоря, у меня нет сомнений, что они действительно готовили и готовят диверсантов и постоянно забрасывают их на полуостров с вполне конкретными целями.

Как известно, чуть ли не первое решение, которое было принято по Крыму, — уравнивание в правах трех языков: крымскотатарского, русского и украинского. Это нужно было сделать давным-давно для установления в регионе мира. Кроме того, заканчивается строительство Соборной мечети в Симферополе — летом ее сдадут. Тоже важно.

В общем, битва за Крым продолжается.

10 апреля 2014 года Мустаф Джемилев побывал в штаб-квартире Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Джидде (Саудовская Аравия). Генеральный секретарь Организации, в которую входят 22 мусульманские страны, охарактеризовав ситуацию в Крыму как «российскую оккупацию», высказал мнение о возможности и необходимости членства Украины в ОИС. В этом случае она могла бы пользоваться кредитами и программами помощи по линии Исламского банка развития.

Но дело застопорилось — подозреваю, нэнька не хочет считать себя мусульманской державой.

Ровно через четыре года, 10 апреля 2018-го, в Джидду ездил руководитель Императорского православного палестинского общества Сергей Степашин, где тоже встретился с генсеком ОИС. «В ходе встречи мы обсудили широкий круг вопросов, и достигнута договоренность, что в этом году делегация ОИС посетит Крым для ознакомления с ситуацией вокруг крымских татар», — рассказал он Интерфаксу.

Такой визит был бы весьма чувствителен для Меджлиса. Было бы неплохо, если делегация авторитетной в исламском мире Организации увидела бы все своими глазами, а не составляла представление о жизни в Крыму со слов джемилевых-чубаровых. А потом рассказала бы об увиденном всем членам ОИС.

Впрочем, джемилевы-чубаровы все равно ведь не успокоятся. Так что ФСБ еще долго придется держать ухо востро и с подозрением присматриваться к каждому громадянину, пересекающему украинско-российскую границу.

Павел Шипилин