Дорогой Филип Фредерикович Аншутс, я, конечно, всё понимаю, что ты немножко занят нефтью, кинотеатрами и филантропией и руки у тебя не доходят читать всё, что пишут идиоты в принадлежащей тебе Washington Examiner. А они ведь тебя реально подставляют: ты же поборник христианских ценностей и консерватизма

Топил за Маккейна на выборах против Обамы — ты же вроде приличный человек, не игиловец (ИГИЛ, структура запрещена в РФ – ред.) какой и не террорист с пояском. Так отчего же твоё издание стало вдруг идейным спонсором натурального терроризма? Ты же крещёный, в конце концов! Отчего же мы, профессиональные ценители американской прессы и поклонники свободы прессы, вынуждены читать статьи типа «Украина должна взорвать Крымский мост» удивительного автора Тома Рогана? Как говорят наши интернет-остроумцы, «дайте мне это развидеть». Автор с ходу переходит к делу: «Ukraine should now destroy elements of the bridge». Не «хотели бы», не «мечтают», а просто «должны».

«Мост стоил почти обанкротившемуся правительству России миллиарды долларов, но он помогает Путину официально физически и психологически присвоить территорию Украины».

«К счастью, у Украины есть средства для нанесения воздушных ударов по мосту таким образом, чтобы сделать его по крайней мере временно непригодным для использования. Из-за значительной длины сооружения воздушные силы Украины могли бы ударить по мосту, уменьшая количество жертв из числа тех, кто его пересекает».

Я не знаю, что там насчёт банкротства русского правительства — пусть над этим думает лично Дм. Анатольич, это теперь его забота, но вообще-то это всё называется инструкцией для совершения акта терроризма. Причём на территории других стран.

Вот, казалось бы, сидит твой журналист Том Роган в центре Вашингтона на 15-й улице в доме 1015 в помещении №500, рядом птички поют на деревьях Макферсон-сквер, заметки пишет: «Воздушные удары также послужили бы двум другим целям: привлекли бы внимание к кумовству на проекте (любимый олигарх Путина Аркадий Ротенберг получил контракт на строительство) и оспорили бы русские националистические нарративы на языке, понятном этим националистам». Рядом струится Starbucks и пахнет корейской кухней. Жалко, что столики на этой улице ставить не принято: посидеть, покурить, подумать ещё раз, как можно взорвать далёкий Крымский мост, при помощи подводных диверсантов например.

Ну и чтоб поубивало ровно столько народу, сколько нужно для счастья простого американца в этот светлый день. Надо обладать поистине большим и неравнодушным сердцем, чтобы придумывать, как взорвать русский мост, который находится на расстоянии 11 517,5 километра от тебя.

Дорогой Филип Фредерикович, что-то у вас там авторы совсем берега попутали? Вообще-то это не только подстрекательство, это натуральное разжигание вооружённого конфликта. Наши оппоненты в том регионе люди простые, они могут решить, что «вашингтонский обком» разрешил и даже прямо указал на то, что пора поднимать в воздух боевые самолеты, которые принадлежат небанкроту украинскому правительству. За долгие годы холодной войны мы как-то привыкли, что другая сторона действует более тонко: ну там спецоперации ЦРУ, пытки, подкуп — всё как у людей. Но неужели приход Трампа настолько отбил у представителей журналистского цеха всяческие представления о приличиях и о том, что следует делать прессе, а что — спецслужбам и провокаторам?

Вы сейчас выглядите не лучше каких-нибудь, прости господи, демократов, для которых нормально организовывать митинги, где певица Мадонна говорит о том, что Трампа надо бы просто убить. Вам же это не понравилось? Это же демократы всё не могут простить вам свой проигрыш и всё несут чушь о злобном вторжении русских в американские выборы. Так отчего же ты позволяешь своим вполне республиканским журналистам вмешиваться в дела других стран, да ещё и с пошаговой лицензией на убийство? Это вообще как? В таких случаях всегда надо представлять себе смену ролей. Вот, например, прикинь, что бы началось, если бы Russia Today рассказывал мексиканцам, как и где им нужно взрывать стену, которую строит Трамп? Это вообще-то было бы преступлением. Так с чего ты взял, что то, что ты делаешь, — это не преступление? Только потому, что Америка считает, что она вправе рассказывать всему миру, как ему жить? Так это уже смешно. От этого подстрекательство к вооружённому конфликту совершенно не перестаёт быть непристойным актом злоупотребления свободой прессы.

Хотя я, наверное, по убеждениям разнузданный либертарианец и даже, наверное, Кропоткин, и иногда мне кажется, что действительно пресса может говорить всё, что вздумается. Но, как говорил один наш демократ, «свобода — это осознанная необходимость».

А это значит, что, пока мы тут с тобой думаем о судьбах тех самолётов, которые, как только взлетят в сторону моста, так сразу и приземлятся, где-то в медиааутлетах на арабском или фарси какой-нибудь журналист без «лейки» и блокнота, а просто с пулемётом, пишет статью, как именно надо запускать заминированный дрон в офис в центре Вашингтона, что между Subway и Starbucks. Ну а что? Свобода слова же.

Игорь Мальцев, RT