Экспертное сообщество активно обсуждает проблему, возникшую в суперпроекте «Экономический пояс Шелкового пути». О ней сообщили в опубликованном на днях докладе Евразийского банка развития «Транспортные коридоры Шелкового пути: анализ барьеров и рекомендации по направлению инвестиций».

О чем речь: в целом показатели находятся на взлете. По уже существующим веткам «Пути» товаропоток прилично растет. Планируются новые грандиозные стройки типа высокоскоростной магистрали Пекин — Москва — Берлин, которая в будущем должна стать базовой частью так называемого центральноевразийского коридора (идущего от Шанхая по центральному Китаю через Сиань, Урумчи и выходящего в Казахстан через пограничный пропускной пункт Достык, а далее, через Оренбургскую область, стыкующегося с российской железнодорожной сетью: на Казань, Москву и далее, в сторону Белоруссии).

Товаропоток уже по факту проходит и через северный евразийский коридор, в сухопутном варианте выходящий с китайской территории в Забайкальске, а потом — через Читу, Улан-Удэ и Иркутск на Транссиб. После СЕК доходит через Екатеринбург и Казань до Москвы и Санкт-Петербурга, далее — морем в страны ЕС.

Динамика роста следующая. К примеру, за 2016 год количество контейнерных поездов на маршрутах составило 1,7 тысячи, из которых 1130 шли из Китая в Европу, а 572 — в обратном направлении. А уже в следующем, 2017-м, это количество выросло более чем в два раза — до 3,7 тысячи в год (2,4 тысячи из Китая и 1,3 тысячи — в Китай). По оценкам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, поток китайских товаров по «Шелковому пути» в страны ЕС может вырасти к 2020 году как минимум еще втрое.

Но, к сожалению, все не так просто.

В «Шелковом пути» есть узкое место. И это, как ни удивительно, Польша, для которой участие в глобальном проекте — жизненная необходимость. И которой, кстати, в рамках финансовой программы ЕС (Multiannual Financial Framework на 2014-2020 годы) только на развитие железнодорожной инфраструктуры Европейский союз специально выделил более десяти миллиардов евро.

Однако фокус в том, что поляки принялись развивать на эти деньги не жизненно важные для Западной Европы «восточные коридоры». Они все ресурсы распределяют «на развитие железнодорожных маршрутов, соединяющих балтийские порты и юг Европы (Север — Юг)». То есть вместо направления «Китай и Россия торгуют с Германией и Францией» — развивается направление «прибалтийские тигры торгуют с Румынией и Болгарией».

В итоге на пограничном переходе Брест (Белоруссия) — Малашевиче (Польша) образовалась, говоря просто, перманентная пробка. Через этот пункт проходят, кстати, практически все маршруты, связывающие Китай и ЕС, — и именно это место стало, по выражению Центра интеграционных исследований ЕАБР, «одним из самых острых инфраструктурных ограничений». На сегодня вместо согласованных четырнадцати составов в сутки польская сторона принимает максимум десять. Как жалуются китайские и европейские логистические компании, на переходе нередко простаивает до трех с половиной тысячи вагонов одновременно.

Причем (и в этом главная проблема) поляки прямо говорят, что ничего там развивать и расширять не собираются. Ибо не считают эти направления «приоритетными».

Да и вообще, в Польше, согласно техническим регламентам, длина состава не может превышать 600 метров — против российских, например, 994. Так что извольте перегружать и формировать дополнительные составы. Деваться-то вам все равно некуда.

Ну и вот.

Что Польшу всегда губило — так это самоуверенность.

Потому что уже были в недавней истории «безальтернативные транзитные пути» украинские и латвийские порты и трубы. И где они сейчас, спрашивается?

Поэтому уже понятно, как будет происходить «расшивка польского тупика». Идти она будет через порты Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Плюс, возможно, через Белоруссию и довольно вменяемо управляемый транспортный коридор в Литве — в российский же Калининградский эксклав.

Логистически это решается довольно просто, контейнерные перевозки мобильны, портовая перевалка никакой сложности не представляет. Порты, конечно, и так довольно загружены, но их функции можно довольно оперативно расширить: никаких новых гигантских строек там сейчас не понадобится.

А вот те, кто воображают свое положение как бы эксклюзивным и до сих пор считают, что России можно выдвигать условия и не вкладывать ни копейки со своей стороны, — обречены повторять одну и ту же горькую комедию.

Вроде той, которую Польша и Украина сейчас вдвоем исполняют вокруг «Северного потока — 2»: «Мы так презираем злую отсталую Россию, что не позволим ей торговать мимо нас».

Конец немного предсказуем.

Дмитрий Лекух, РИА