В Орденском статуте 1913 года об учреждении Георгиевской ленты говорилось: «…Лента о трёх чёрных и двух оранжевых полосах, носимая через правое плечо…»

Даже пьяный шумерский ёж с начальными зачатками двоичной логики смог бы понять: Елена Бережная не нарушала закон о запрете Георгиевской ленты. Просто потому, что этот аксессуар отсутствовал в её одеянии. От слова – совсем.

Впрочем, я о другом.

После того, как женщину покатали ногами и прочими частями «патриотических» тел по асфальту и закинули в «воронок», поднялась такая же ярость благородная, как и после покушения агентов Кремля на сакральный жевательный аппарат Мустафы Найема?

Полицию поставили «на уши»? Объявили план «Приход»… в смысле — «Перехват»? Все СМИ транслировали видео инцидента, выступали эксперты из-под теплотрасс и без определенного места жительства? Быстро установили личности нападавших? Общественные активисты требовали, чтобы в дело вмешался сам Гарант? (Кстати, при участии которого Германия подписывала акт о капитуляции!)

Нет. Ничего такого не было.

Ах, да! Ведь мы же живем в правовом государстве, где адекватность и степень реакции правоохранительных членов… то есть – органов прямо пропорциональна социальному происхождению, степени патриотизма и неистовости веры (читай — упоротости) в «новые» идеалы, историю, идеологию.

Это же завоевание Майдана — когда украинцев делят на «правильных» и «неправильных» лишь на основании их убеждений, веры, языка, отношения к истории и их национальной принадлежности!

Елену Бережную спасли представители ООН, ОБСЕ и адвокат, быстренько прибежавшие в райотдел отреформированной на всю голову полиции.

А кто завтра спасет вас, если вы оденете футболку не того цвета, или рискнете отстаивать свои убеждения?

Полиция, которую создавал тот самый поп Гапон Майдана Мустафа?

Сомневаюсь.

Алексей Куракин