Падение режима неизбежно. Вертолет на крыше Лубянки беспрерывно крутит лопастями, готовый в любой миг унести террана Влада Путина в Северную Корею вместе с награбленным золотом и правами на собственность двухсот дворцов. Достоверные источники в Телеграме сообщают, что из Кремля начали вывозить картины в неизвестном направлении. Тайную эвакуацию из цитадели режима подтвердил и таксист в приватном разговоре с Сашей Сотником. В Жан-Жаке креативный класс по ночам поет гимн Украины. Аркадий Бабченко объявил о начале сбора средств на собственный танк «Абрамс» для захвата Москвы. Конец Путина близок в устах Славы Рабиновича.

Путин снова трясется в Кремле, в ярости катаясь на персидских коврах Грановитой палаты – постсоветское пространство опять сотрясает Майдан. А каждый майдан приближает крушение Империи Зла. Российский диктатор как Кощей чувствует близкую погибель, и все силы обращает в сторону, откуда веет запах свободы и торжество демократии. На этот раз восстала Армения. Против русского рабства и оккупационных баз в стране. Против засилья русни в Адлере и Сочи. Против пензенского мокши Паши Воли, который пытается перехватить первую скрипку в Комеди-клаб. Нет предела преступлениям сталинизма.

«Самолет «Баку-Москва», уже объявлен рейс. Регистрация прошла, взлетаем наконец”, — слова этой песни Эюба Ягубова непрерывно крутились у меня в голове, когда мы с Викторий Нуланд садились в самолет до Еревана. Чтобы меня в Армении не скрутили путинские диверсанты ГРУ, я маскировался под туриста в майке “I love Turkey’. Виктория Нуланд перед вылетом по привычке купила пакет самых дешевых печенек. В полете я с вдохновением с помощью разговорника писал речь на армянском «Армения цэ Еуропа» для выступления на ереванском Майдане. И только уже ближе к концу рейса я случайно увидел, что разговорник был азербайджанский. Меня как из душа окатило. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. И только Нуланд недоумевала моим страданиям – она вообще думала, что мы в Грузию летим.

Наконец Ереван. Майдан. Бушует толпа. Начинаю свою речь с дежурной шутки из Комеди-клаба, чтобы настроить народ к себе. Дело наполовину сделано, поэтому можно приступать к главному. Стою и немного волнуюсь, десятки тысяч глаз смотрят на меня. “Я армян. Я не хочу в ТС. Я хочу кружевные трусики и в ЕС. Банду Сержа Танкяна геть! Армения цэ Еуропа! Вернуть Адлер и Сочи в родную гавань! Скинем олигархов – у всех пенсии будут по пять тысяч евро. Получим безвиз – будем ездить на выходные в Венскую оперу и пить каву в Париже! Вступим в НАТО – проведем АТО в Баку! Геть русню и хохлов с Комеди-клаб! Памятники маршалу-оккупанту Баграмяну гэть! Я люблю хачапури! Хто не скачет – тот грузин! Ататюрк прийдэ – порядок навидэ!”. Оглушительные аплодисменты. И сорок тысяч человек скачут в едином порыве в течение двадцати минут. Потихоньку несут покрышки, а девочка Бананянц уже строчит в твиттер разоблачения о химической атаке Еревана российскими стратегическим бомбардировщиками. Сенатор Джон Маккейн спрашивает в телеграме как по-армянски будет “Небесная сотня”. Чувствую прилив адреналина, как обычно во время оранжевых революций. Эх, заживем! Мы наш, мы новый мир построим. Возьмемся за руки, друзья! Ведь жить надо не по лжи. За вашу и нашу свободу. Мы здесь власть. Так победим!

С уважением, Лев Щаранский