Эммануэль с саженцем. Дональд с лопатой. Он в руки ничего тяжелее клюшки для гольфа не берет. Но сдюжил. Закапывать – это его

Это можно было и не слушать. Это надо было видеть. Хотя тот, кто не успел – не опоздал. Это еще долго будут показывать и смаковать. В разных ракурсах, с разной подачей, под разную музыку. С комментариями и без. Как красивые голы, как трогательные сцены, как мемы, как поцелуй Брежнева с Хонеккером. Макрон с Трампом, правда, делали это в щечку. Но общий язык все равно нашли.

Так уж совпало, что накануне вылета лидера Пятой республики в Вашингтон Высший совет Франции по вопросам гендерного паритета предложил переписать лозунг французской революции. К «свободе» и «равенству» у них претензий нет, а вот с «братством», сказали, надо что-то делать. Потому что – а как же сестры? Предложили заменить его бесполой «солидарностью». Вроде бред. Но и эти двое показали, что они – не братья. Они – солидаристы. Когда не важен пол, если есть притяжение.

Но Эммануэль у Дональда стал настоящим мужчиной. Как минимум, на треть. Дерево-то посадил. Трампу, наоборот, именно этой малости до полного комплекта и не хватало. И это тоже был кадр. Трамп с лопатой. Он в руки ничего тяжелее клюшки для гольфа не берет. Но сдюжил. Закапывать – это его. После того, как они разобрались с саженцем, в какой-то момент они обменялись парами. И когда Брижит оказалась с Дональдом, а Меланья возле Эммануэля, это выглядело так, будто дети к родителям приехали.

Глядя на эту идиллию, показалось даже, что француз забудет, зачем он все-таки сюда приехал. Когда он сказал, что в соглашение с Ираном надо вписать новые требования, стало ясно – не показалось: он действительно забыл, что называл эту сделку неприкасаемой. А когда Трамп сказал, что снимать торговые барьеры ему хочется только с Францией, а не со всем ЕС, стало ясно, что Макрона элементарно купили. Еще бы. Первое совместное дерево. Первый правительственный ужин. Это у них не конфетно-букетный, а уже сразу застольно-дубовый период. Ведь о них и теперь можно сказать: жили они счастливо и дали дуба в один день.

Дональд выбрал себе в Европе «любимую жену». Поэтому Меркель через пару дней он буднично встретит всего лишь, как «старшую». Сварливую, надоедливую, но тоже такую необходимую. Потому что поворчит-поворчит, да все равно скажет: слушаюсь и повинуюсь.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik