Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в интервью шведскому телеканалу SVT рассказал о начале новой холодной войны и фактически признал неэффективность Совета Безопасности, который, по его словам, больше не отражает баланс сил в мире и не соответствует современным реалиям. Дмитрий Родионов — о том, почему это произошло, и пора ли списывать ООН на свалку истории?

Гутерриш прямо как будто только теперь заметил очевидное. Холодная война вернулась, но вернулась она не сейчас — после нарушающих все принципы международного права ударов по Сирии, а несколько раньше — в тот момент, когда в установившемся после окончания предыдущей холодной войны однополярном мире вновь начались шевеления, начало расти сопротивление этому самому однополярному миру, в котором только одна страна решает судьбу всей планеты.

В плане экономики эти процессы стали очевидны тогда, когда стало ясно, что Китай становится второй экономикой мира, бросая вызов первой. Но говорить о шатании однополярного мира было бы преждевременно без проявления действий, нарушающих американскую геополитическую гегемонию.

Первым таким серьезным действием было признание Россией Абхазии и Южной Осетии. Сегодня на Западе очень любят говорить о том, что Россия угрожает самому существованию международного права, но смешно говорить о его существовании после Косово. Или после вторжения в Ирак, бомбежек Югославии, которые уже тогда фактически «обнулили» эффективность ООН и Совбеза.

Потом был «майдан» на Украине, Крым и Донбасс, после которых США принялись всеми силами лепить из России образ врага всего мирового сообщества.

Начиная с 2008-го года обвинения, на которых строится демонизация России, накапливаются как снежный ком, и каждое новое обвинение призвано втянуть в антироссийскую истерию тех, кто до сей поры сохранял трезвость рассудка и не участвовал в этой кампании Вашингтона.

«Агрессия против Грузии» (при том, что Европа признала, что агрессия была с грузинской стороны), «агрессия против Украины», «аннексия Крыма» и «оккупация Донбасса», «сбитый «Боинг». Всего этого оказалось мало. Со сменой хозяина Белого Дома началась новая часть «марлезонского балета»: американские русофобы умело воспользовались собственным политическим кризисом, приведшим к власти Трампа, обвинив в этом Москву.

К привычному набору обвинений добавилось «вмешательство в выборы», к которому американцы пытались «пристегнуть» страны Европы, дескать, Россия везде вмешивалась: в Германии, во Франции, даже в референдум о выходе Британии из ЕС, в референдум о независимости Каталонии. К счастью, все это было опровергнуто, только сами американцы, похоже, до сих пор верят, что Москва назначила им президента.

Ко всему этому добавляются обвинения в многочисленных киберпреступлениях. Ну, и, конечно, не могли не проэксплуатировать сирийскую тему, в которой Россия и США тоже оказались по разные стороны баррикад. Поддержка Москвой законной сирийской власти очень удобно вписывалась в концепцию, согласно которой Россия поддерживает изгоев и террористов. Придуманная ими химическая атака в Думе была нужна исключительно для этого — сам Трамп удары «томагавками» по Сирии называл ударами по России. Проговорился.

А чуть раньше был раздут скандал с отравлением Скрипаля, в котором главным обвиняемым оказалась Россия. Тоже все укладывается в единую цепочку: Россия поддерживает Асада, который травит свой народ газом, и сама не стесняется его применять, причем, в сердце Европы.

И вот уже один американский сенатор (кстати, республиканец) по имени Кори Гарднер предлагает за все вышеперечисленное внести нашу страну в список стран — спонсоров терроризма.

Напомню, сегодня в этом списке находятся как раз те, кого США считают своими противниками: Иран, КНДР, Сирия и Судан. Раньше были еще Куба, которую Обама исключил для нормализации отношений, и Ирак, который США «демократизировали».

Понятно, что даже все вместе взятые обвинения против России на спонсирование терроризма никак не тянут, но тут Гарднер нашел зацепку — материал в некоем украинском СМИ, из которого следует, что Россия в Сирии воюет на два фронта: за Асада и за запрещенный в ней самой ИГИЛ*.

Впрочем, американцы предлагают «решить вопрос», но совершенно хамскими методами.

На прошлой неделе советник президента США по нацбезопасности, известный «ястреб» Джон Болтон, предложил России нормализацию отношений, если она «покается» во «вмешательстве» в их выборы и отравлении Скрипалей.

Кстати, этот деятель некогда был представителем США в ООН и там заявлял, что «нет такого понятия, как ООН, есть только международное сообщество, которое может возглавлять лишь единственная в мире сверхдержава, коей являются Соединенные Штаты».

В начале этой недели американский посол в России Хантсман сказал, что Вашингтон готов вернуться к вопросу о консультациях по кибербезопасности, если Москва даст гарантии «невмешательства» в выборы в Конгресс.

В общем, жесткое противостояние налицо, наличие в мире новой холодной войны мог не заметить разве что слепой. У нее есть и военное развитие: президент США фактически провозгласил начало новой «гонки вооружений», в которую он из-за всех сил пытается втянуть Россию. А в военно-политическом плане состояние холодной войны было окончательно оформлено в Варшаве на саммите НАТО еще в 2016-м, когда был принят официальный курс на «сдерживание» России.

Есть и конкретные площадки, на которых происходит опосредованное вооруженное противостояние сторон: Украина и Сирия.

Правда, Гутерриш в своем последнем выступлении Украину в качестве примера не приводил, а в Сирии он заметил вовсе не противостояние сторон, а их неспособность привести ситуацию к взаимному консенсусу.

Впрочем, во многом Гутерриш прав.

«Холодная война вернулась», — сказал он, отметив, наличие существенных отличий от предыдущего противостояния.

«Тогда был серьезный конфликт между США и Советским Союзом. Теперь Вашингтон и Москва не контролируют всех, как это было тогда. Многие страны очень активны в регионе: Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие, нет двух однородных контролируемых блоков».

Он абсолютно прав: тогда ведь был четко разделенный двуполярный мир. Сейчас его нет. Впрочем, и однополярный мир распадается на наших глазах. Что придет ему на смену — пока непонятно. Сегодня модно говорить о многополярном мире, но по факту его еще нет, и неизвестно будет ли, а если будет, то каким. По факту, в Сирии идет война всех против всех, эдакая «третья мировая» в отдельно взятой стране.

«Во время холодной войны существуют функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы гарантировать, что, когда возникнет риск конфронтации, события не будут выходить за рамки контроля. Теперь у них больше нет механизмов. Вот почему ситуация была настолько опасной, и я рад, что все успокоилось», — заявил генсек ООН.

И тут он тоже прав. Тогда существовали четкие правила, система сдержек и противовесов. Все это кануло в историю. Даже, говоря о локальных конфликтах, в которых сверхдержавы противостояли друг другу, там были четкие разграничения и красные линии. Мы не лезли в открытую во Вьетнам, когда там были американцы, а они в Афганистан. Да, мы размещали ракеты на Кубе, но лишь в ответ на их ракеты в Турции.

Сегодня, если говорить о Сирии, она давно превратилась в «проходной двор», а что касается размещения вооружений — то тут именно американцы давно перешли все мыслимые красные черты, со стороны России даже симметричного ответа не было, если не считать появления ракет на нашей же территории, да и то американцы раздули вокруг этого милитаристскую истерию.

Возвращаясь к заявлениям Гутерриша, становится очевидным, что из неверного понимания (или объяснения) ситуации проистекают неверные выводы. Гутерриш прямым текстом говорит о том, что причиной сложившейся ситуации стало злоупотребление «некоторыми странами» право вето в Совбезе.

Не очень понятно, кого именно он имел в виду: Россию или США — ведь обе страны являются рекордсменами по применению вето в Совбезе.

Впрочем, если руководствоваться известным принципом qui prodest, следует понимать, кому выгодна постановка вопроса. И это точно не Россия.

О том, что механизм ООН устарел, давно говорят американцы. Трамп, не успев прийти к власти, сделал ряд громких заявлений о том, что ООН неэффективна, и пригрозил лишить ее финансирования. Кроме того, в американском конгрессе даже появлялись законопроекты, предусматривающие не только сокращение участия США в определенных программах, но и полный выход из ООН.

Прямым текстом о необходимости лишить Россию права вето заявил после взаимно ветированных Россией и Америкой резолюций по Сирии президент Украины Петр Порошенко. Понятно, что ему разрешено озвучивать то, что непозволительно озвучивать серьезным политикам цивилизованного человечества. А ведь американцы давно не особо скрывают, что хотели бы лишить Россию этого инструмента, мешающего им защищать свой однополярный мир, в котором они одни все решают.

Сегодня надо признать, что Гутерриш и тут прав: основополагающий механизм ООН не работает. И вовсе не потому, что кто-то чем-то злоупотребляет. А потому, что этот механизм создавался в условиях той холодной войны, в условиях разрастающегося противостояния двух сверхдержав, которое, как верно заметил Гутерриш, тогда еще шло по правилам.

А сейчас эти правила не работают, прежние не выполняются, а новых попросту не существует. И, кстати, американцы на протяжении всей четверти века, минувшей после распада СССР, откровенно говоря плевали на ООН, руководствуясь правилами НАТО, а иногда и вовсе действуя в одиночку или в компании со своими одним-двумя наиболее преданными вассалами. По сути, ООН и ее правила давно превратились в ширму, которой Америка пользуется тогда, когда ей выгодно, а когда нет — просто игнорирует ее существование.

Так что теперь? Признать неспособность ООН разрешать новые конфликты и распустить как когда-то Лигу наций за ненадобностью? Проблема в том, что другого механизма нет, и его не представляется возможным создать в нынешних условиях.

«Мы должны сделать все возможное, чтобы восстановить диалог, чтобы стороны смогли преодолеть напряженность, которая достигла на прошлой неделе своего апогея», — говорит Гутерриш.

И тут он снова прав, как бы наивно ни звучало это заявление. Потому, что каким бы неэффективным ни был механизм ООН, альтернатива пока только одна — война без ограничений. И пока этот механизм работает хоть в чем-то, хотя бы и не на полную мощь, хотя бы позволяет сторонам не перейти ту последнюю из красных черт, которые отделяют человечество от катастрофы, его надо использовать.

И, конечно, надеяться, что хотя бы инстинкт самосохранения наших партнеров не даст им перейти ее.

*организация запрещена в РФ

Дмитрий Родионов, RUPOSTERS