У «дела Скрипалей» есть «подводная часть айсберга», на которую подтекстом ссылаются британские обвинители

30 марта МИД РФ заявил об ответных «зеркальных» мерах против государств, предпринявших антироссийские дипломатические демарши в поддержку позиции Великобритании по «делу Скрипаля».

Кроме того, российская сторона 31 марта направила дополнительные перечни вопросов по данному делу в адрес Великобритании, Франции и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), а также через посольство РФ в Лондоне потребовала от властей Туманного Альбиона объяснить проведённый с нарушением правил досмотр пассажирского самолёта компании «Аэрофлот» в лондонском аэропорту «Хитроу», который официальный представитель российского МИДа Мария Захарова охарактеризовала как «недопустимую и грубую провокацию».

Вообще-то говоря, весь устроенный Терезой Мэй, Борисом Джонсоном и Ко политический балаган вокруг так и не доказанного никакими объективными данными «отравления нервно-паралитическим газом» 4 марта в Солсбери агента MИ-6 и бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, прилетевшей из России «навестить отца», уже перешёл некую «точку невозврата» и стремительно движется к «точке взрыва».

Наговорено и сделано вокруг этого «акта российской агрессии против страны-члена НАТО» уже столько, что «замять» его, как были «замяты» отравления Гайдара и Литвиненко, смерть Березовского или даже катастрофа малайзийского «боинга», уже невозможно. Точки над «ё», в конце концов, должны быть расставлены — и это лишний раз доказывает пресловутая шестистраничная «презентация» британского МИДа для своих «союзников», в которой обвинения России по «делу Скрипаля» «обосновываются» другими проявлениями «злонамеренной активности» нашей страны, в перечень которых вошли и сбитый «боинг», и отравленный Литвиненко, и «вмешательство в выборы президента США», и «агрессия против Грузии в августе 2008 года», и другие, такие же, шитые даже не белыми нитками, а сапожной дратвой «доказательства».

Надуманность и безосновательность обвинений в адрес России подчёркиваются демонстративным отказом официального Лондона от содержательного диалога по заявленным проблемам, включая недопуск российского представителя к якобы пострадавшим в результате отравления гражданам России (то же самое касается и двоюродной сестры Юлии Скрипаль, Виктории, которой так и не дали возможность хотя бы увидеть родственницу), взаимоисключающими версиями «отравления» и реакцией на официальные запросы и другие ответные меры по данному делу с российской стороны как «недопустимые», «необоснованные» и «неоправданные».

Причины подобной истерики со стороны верноподданных Её Величества Елизаветы II, атакующих Путина, но заявляющих о желании «дружить с Россией», до сих пор остаются покрыты мраком тайны. Более-менее правдоподобных версий по этому поводу выдвинуто уже множество, и вряд ли можно отдать какой-то из них предпочтение перед другими.

Здесь и предполагаемое пленение на территории Сирии британских «советников», которые руководили действиями террористической структуры ИГИЛ*. Здесь и стремление как можно быстрее ликвидировать неотразимую «российскую военную угрозу», частично озвученную президентом России в его Федеральном послании 1 марта и уже подтверждённую военными США, Великобритании и НАТО. Причём ликвидировать — путем максимальной диффамации в мировом медиа-пространстве российского Верховного Главнокомандующего и параллельного разжигания в РФ как можно более острого и масштабного внутриполитического конфликта. Здесь и попытка «вернуться в единую Европу», чтобы отказаться от оплаты выдвинутого Брюсселем счёта по «брекзиту» ценой в 60 млрд. евро. Здесь и перспектива ареста движимых и недвижимых активов «сомнительного происхождения», в число которых могут попасть, только по предварительным оценкам, капиталы и имущество почти 30 тысяч резидентов российского происхождения — от Абрамовича и Усманова до региональных функционеров средней руки, а также их родных и близких. Здесь и попытка создать прецедент для конфискации российских государственных активов по всему миру («цена вопроса», по мнению такого квалифицированного специалиста в сфере финансовой разведки, как Валентин Катасонов, достигает 3,8 трлн. долл. только по «российским» позициям, не касаясь более ранних и масштабных «советских»). Здесь, наконец, и попытка избежать «мести Трампа» за поддержку официальным Лондоном его оппонентки Хиллари Клинтон как до президентских выборов в США 8 ноября 2016 года, так и диффамации «Большого Дональда» в течение более чем года его пребывания у власти.

Ясно только то, что у «дела Скрипалей» есть весьма обширная «подводная часть айсберга», на которую всё время подтекстом ссылаются британские обвинители: мол, «вы же понимаете, О ЧЁМ мы вам говорим?!» — и которую молчаливо, но наотрез отказываются обсуждать с ними российские власти. Это — «клинч», из которого нет и не может быть взаимоприемлемого выхода. Следовательно, от британской, американской и прочей прозападной «агентуры влияния», находящейся и действующей на территории России, в ближайшее время можно ожидать новых масштабных провокаций — вплоть до терактов и рукотворных «катастроф» с многочисленными человеческими жертвами.

*организация запрещена в РФ

Николай Коньков, газета «Завтра»