Когда Трамп заявляет, что «совсем скоро» выведет американские войска из Сирии, это означает одно из двух: либо он в принципе не имеет никакого представления, чем там на Ближнем Востоке занимаются солдаты его страны (то есть с какой целью перебрасывают силы с одной базы на другую, где они вообще базируются, откуда и куда передвигаются их колонны), либо нагло врёт

По большому счёту, учитывая определённый градус одиозности самого Трампа, каждая из двух версий вполне ему подходит. Именно исходя из катастрофического расхождения американской риторики и американского поведения в реальности (я не беру американский народ в целом, мы сейчас говорим о внешней политике и конкретно о конфликте в Сирии), я бы вообще не принимал это заявление Трампа во внимание.

Оно очевидно ориентировано исключительно на внутреннего потребителя, который, может быть, и догадывается о каком-то там американском присутствии в Сирии — их самолёты вроде как ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.) бомбили, а инструкторы курдов обучали, но при этом практически все военные операции США на этой территории скрыты от посторонних глаз и о масштабах американского присутствия рядовой житель какого-нибудь Нью-Йорка вряд ли имеет достоверное представление.

А мы имеем. Что выгодно нас отличает от той аудитории, на которую работал Трамп, делая заявление о выводе войск из Сирии, и поэтому нам остаётся лишь деликатно (или если хотите — дипломатично) усмехнуться его словам.

Ведь по факту США не только не собираются закрывать уже имеющиеся военные базы в Сирии, но и разворачивают новые прямо сейчас. В частности, на границе с Ираком, в Аш-Шаддади — городе, подконтрольном курдско-арабской группировке СДС, которая с момента создания находится под полным контролем американских военных (они, в общем-то, её и создавали).

Именно по дороге с военной базы в Эт-Танфе на новую базу в Аш-Шаддади пару недель назад разбился американский вертолёт. На его борту было 9 человек, все они погибли. Формально «Чёрный ястреб» упал уже на иракской территории.

На маршруте от одной сирийской базы к другой приходится закладывать петлю с залётом на 20 километров вглубь Ирака, так как американцы предусмотрительно не летают над теми сирийскими территориями, которые находятся под контролем правительственных сил.

Понятное дело, с точки зрения Асада, да и международного права солдаты США пребывают в Сирии абсолютно незаконно. Ведь как раз законно избранная власть их туда не приглашала, а потому САА имеет полное моральное и техническое право уничтожать нелегальные американские вертолёты. В общем, военный контингент США лишний раз старается не попадаться на глаза агрессивно настроенным по отношению к Вашингтону сирийцам.

Ещё пара важных моментов по поводу новой американской базы в Аш-Шаддади. Мои источники в СДС говорят, что она никак не подчиняется и не координирует свои действия с группировкой США в Ираке.

Например, даже об упавшем вертолёте, упомянутом выше, командиры в Ираке узнали постфактум, несмотря на то что зона катастрофы под их юрисдикцией. Тела погибших эвакуировал спецназ из сирийского Аш-Шаддади. Тот, кто хотя бы чуть-чуть сечёт в военных делах, должен понимать, что на фоне остальных ближневосточных операций США операция в Сирии на особом положении.

Ну и второй важный момент. До того как стать новой военной базой США в Сирии, город Аш-Шаддади довольно долго имел устойчивую репутацию военной «столицы» ИГИЛ. Напомню, административной «столицей» была Ракка (там находились главные органы управления), а духовной «столицей» был Мосул (именно в мосульской мечети халиф Абу Бакр Аль-Багдади провозгласил халифат). Так вот в Аш-Шаддади обитало военное командование ИГИЛ, а именно — «министр войны» Абу Омар Аш-Шишани.

Гражданин Грузии по паспорту и кистинец по происхождению, Тархан Батирашвили (настоящие имя и фамилия «министра войны» ИГИЛ) выбрал Аш-Шаддади в качестве своей основной ставки, естественно, не случайно. Причина примитивно проста: расположение. С точки зрения дорожной логистики этот город является перекрёстком — между Раккой и Мосулом по диагонали, между Хасакой и Дейр эз-Зором по вертикали.

То есть база там позволяет контролировать фактически всю восточную провинцию Сирии.

От северного фронта, где курды мочатся с турками, до фронта южного, где на направлении Дейр эз-Зора СДС (курируемая американцами) и САА (поддерживаемая Россией) с переменным успехом делят сферу влияния на местные арабские племена и деревни.

Ну а сейчас прозвучит достаточно сакраментальная фраза, которая вскроет всю подноготную этой военной мишуры, обвивающей поэтичные арабские географические названия. Кто контролирует восточную провинцию, тот контролирует сирийскую нефть. Самые богатые нефтяные месторождения (включая нашумевшее месторождение Коноко), самые урожайные нефтяные поля находятся именно там.

Теперь цель развёртывания в Аш-Шаддади очередной американской военной базы не кажется такой загадочной. Я не в курсе, знает ли обо всём этом американский электорат и «неэлекторат» Трампа, но борьба за сирийскую нефть только начинается.

А все заявления президента США не что иное, как жёсткий развод по-американски. То есть либо он жёстко разводит своих избирателей, обещая им вывод войск из Сирии в то самое время, когда там строится новая база,  либо советники Трампа жёстко разводят его, не посвящая в сирийские планы военных.

Семён Пегов, RT