В стране, где уничтожают памятники Павке Корчагину, обществу предлагают новых героев – и очень часто с откровенно нацистским душком

Наряду с «киборгами» на Украине нашлись и новые герои, которых можно предложить и для внутреннего, и для внешнего потребления. Например, ветеран АТО из батальона «Донбасс» (затем «Донбасс-Украина») Лера Бурлакова.

«В Киеве в рамках международного фестиваля документальных фильмов о правах человека «Docudays» состоялась всеукраинская премьера картины «Вона та війна». Героини фильма — женщины, судьбы которых связаны с войной. В центре — история украинской девушки-минометчицы Леры Бурлаковой, попавшей на фронт еще весной 2014 года», — сообщило 26 марта издание «Факты», опубликовав интервью с режиссером короткометражки Марией Кондаковой.

Кондакова не пожалела красок для описания своей героини, «героической девушке, бывшей журналистки. На момент нашего знакомства Лера уже три года провела в окопах, воевала командиром минометного расчета. Я переписывалась с ней в социальных сетях, а потом поехала на фронт». И нашла там пылающие на фоне опасности чувства: «Знаете, у меня было такое ощущение, что я попала в летний лагерь — флирт, любовь, дружба».

«Мы готовим европейскую версию картины, — проинформировала «Факты» Кондакова, живущая уже несколько лет в Париже (как правило, патриотизм особенно горяч вдали от окопов). — К сожалению, большая часть французов не в курсе того, что происходит в Украине. О войне знают единицы. К тому же достаточно много людей подвергаются влиянию российской пропаганды. Поэтому показать картину во Франции, как и в других странах, очень важно. Мир должен знать о том, что происходит в моей родной стране».

Благо, на внутреннем рынке Бурлакову и так внедряют, как кукурузу при Хрущеве.

«»Жизнь P.S.» Валерии Бурлаковой — самая правдивая и лучшая книга про российско-украинскую войну из всех написанных в настоящее время», — без стеснения пиарит ее, например, 12 сентября 2016 года сайт texty.ua. И снова знакомые вводные в духе дешевой мелодрамы: «Она написана киевской журналисткой — отличным репортажником — которая пошла воевать. Добровольцем на передовую. И вдруг нашла там счастье и любовь. А потом — так же внезапно — потеряла это все, когда ее жених истек кровью, подорвавшись на растяжке под шахтой «Бутовка» (Киевский район города Донецк)».

Но, конечно, это мыльная опера с нужной идеологической подкладкой. «Текст В. Бурлаковой патриотический, «правильный» — хвалит ее рецензент на сайте «Друг читателя». — Чувствуется, что рассказчица хочет, чтобы ее переживания, ее история была тем материалом, который объединяет людей в беде. Объединяет против врага».

Объединение против врага — мотив, который объясняет регулярное попадание интервью с Бурлаковой в СМИ. Вот, например, 19 февраля 2018 года она живописует в интервью сайту с обманчивым название «Мир» свое пребывание на Майдане:

«Ночь, когда студентов разогнали, собственно была первой ночью существования «Правого сектора»*. Не в том виде, в котором он потом сформировался как организация. Это было просто достаточно стихийное объединение людей с правыми взглядами из разных организаций. Но уже был корявенький баннер «Правый сектор», были представители самых разных организаций и партий, которые потом не стали держаться вместе… И «Тризуб»*, и активисты «Свободы»*, и С14, и просто футбольные фанаты, и бог знает кто еще — мы в тот вечер собрались у фонтана на Майдане».

Бурлакова в этом интервью радуется, что активное участие националистов в протестах легализовало в обществе их идеологию: «…На Майдане начало формироваться наше общество. Общество, в котором носить футболку с тризубом — это уже не подозрительный страшный нацизм, например, как и говорить о том, что россияне — наши враги (и уже не первое столетие). Пока не все так, как хотелось бы, но это уже сдвиги».

Поговорим про «подозрительный страшный нацизм», раз уж Бурлакова подняла эту тему в своем недавнем интервью (далее она рассказывает там и про ожидаемый Третий Майдан, в котором активное участие примут ветераны АТО из добробатов).

На фронтовых фотографиях на странице Бурлаковой в Facebook царит ощущение какой-то анархической вольницы субкультурщиков, получивших от государства оружие и разрешение убивать из него людей: расстегнутая форма, самодовольные улыбки, поднятые вверх указательные пальцы (это они копируют чеченских моджахедов), самодельные знамена и шевроны с националистической символикой. На флаге, который она вместе с другими бойцами батальона держит на одной из фотографий, и на ее каске надо лбом крупно нарисован рунический символ «волчий крюк» (wolfsangel).

«Волчий крюк» достаточно прочно связан с неонацизмом. Если даже пропустить тот момент, что в годы Второй мировой он красовался на шевронах 2-й танковой дивизии СС Das Reich, то в послевоенной ФРГ его использовал «Молодежный фронт» (молодежное крыло Народно-социалистической партии Германии), запрещенный в 1982 году за деятельность против конституционного строя страны. Символику «Молодежного фронта» можно найти в списке запрещенных на сайте Ведомства по защите Конституции ФРГ. В конце 1980-х годов на «волчий крюк» сменила свастику Третьего рейха греческая партия «Золотая заря», украшавшая обложки своих журналов портретами Гитлера и Гесса.

На Украине «волчий крюк» в 1991 году приняла Социал-национальная партия Украины (СНПУ), использовавшая более современный западный вариант ультраправой идеологии и одной из первой начавшей популяризировать в стране идеи расизма. «Ввиду деградации целых народов… мы являемся едва ли не последней надеждой белой расы», — заявлялось, например, на презентации СНПУ, проведенной 19 ноября 1995 года в Украинском драматическом театре им. Марии Заньковецкой во Львове.

В ноябрьском номере журнала СНПУ «Ориентиры» за 1999 год видный партийный теоретик Андрей Поцелуйко писал: «Настоящая нация — это большая семья, общность людей, сродненных кровью. Одна раса, одна кровь, одни предки… Не всех европейцев можно считать полностью белыми людьми. Да, население южных провинций некоторых европейских стран — это европейские «цветные», которые своей генетической природой отличаются, например, от арабов и кавказцев. Да, русские, по сути, являются разновидностью «цветных» туранских этносов».

Можно отметить, что с наследниками СНПУ из партии «Свобода»* Бурлакова была связана, и достаточно тесно, вплоть до того, что на одной из фотографий в Facebook, датированной 18 апреля 2015 года, у нее на военной форме нашит шеврон с официальной символикой этой националистической партии.

Еще на одной фотографии, датированной 4 декабря 2016 года, Бурлакова радостно демонстрирует в камеру изделие западноевропейского бренда Thor Steinar с надписью «Thor mitt uns». Нетрудно понять, что это слегка измененная надпись «С нами Бог» (Gott mit uns), которая была выбита на пряжках поясов солдат вермахта во Вторую мировую, разве что вместо слова «Бог» подставлено имя германо-скандинавского божества Тора. А так совпадает даже круговая форма изделия и расположение на нем надписей.

Бренд Thor Steinar, созданный в 1999 году в Восточной Германии, имеет на Западе достаточно негативное реноме ввиду его популярности среди неонацистов (по этой причине антифашисты в разных странах не раз подвергали блокаде или поджигали магазины с продукцией этой компании). Появление этого бренда с руническими надписями и презентацией как «нордического» (Nordic) странным образом совпало с началом сознательной мимикрии крупнейших неонацистских организаций Германии под тематику викингов и северной мифологии. Символика бренда очень походила на тот же «волчий крюк» и даже была в 2004 году запрещена немецким судом, изделия Thor Steinar конфисковывались полицией у носивших их на улицах людей, а ряд их обладателей даже угодил на несколько месяцев в тюрьму за демонстрацию экстремистской символики. В связи с этим бренд принял новый нейтральный логотип, который, однако, долгое время лишь нашивался сверху на старый и мог быть легко отпорот.

Все это хорошо знают на Украине, где к середине нулевых годов вещами Thor Steinar обзавелись все уважающие себя наци. Кстати, на фотографии, опубликованной 15 октября 2013 года Бурлаковой, она позирует (замотав лицо тряпкой в цветах бандеровского флага) в бейсболке Thor Steinar еще со старым, запрещенным вариантом его логотипа.

В общем-то, это и неудивительно. Фотографий до 2014 года на странице Бурлаковой в Facebook немного (возможно, многое было подчищено после получения широкой известности), но есть, например, выложенный 11 августа 2013 года снимок, где героиня одета в футболку культовой среди неонацистов музыкальной группы Screwdriver. Солист этой группы Ян Стюарт Дональдсон в 1987 году основал международную неонацистскую сеть «Кровь и честь» (Blood and Honour)*, запрещенную ныне во многих странах.

Человек «не в теме» и не поймет, что за надпись готическим шрифтом на футболке и к чему она относится, поэтому, видимо, снимок и остался в аккаунте героини фильма о доблести украинских военных в АТО. К тому же, всегда при желании можно сказать, мол, футболку купила в рок-магазине, не зная даже, к чему относится надпись на ней.

Таких выразительных намеков «для своих» в аккаунте Бурлаковой в Facebook рассыпано много. Например, на фотографии, опубликованной 15 октября 2017 года одной из ее знакомых, героиня позирует на фоне знамени неонацистской организации WotanJugend, подняв правую руку в жесте, который на сленге неонацистов именуется «малой зигой» (в отличие от «большой», когда руку вскидывают полностью).

Однако, есть и более однозначные свидетельства. Например, автор статьи располагает фотографией 2006 года, на которой изображена киевлянка Лера, один в один похожая лицом на Бурлакову (физиогномику которой сложно спутать с кем-либо). На шее у девушки надета копия немецкого Железного креста со свастикой Третьего рейха.

По словам автора этой фотографии, Лера была хорошо известна в тогдашней правой тусовке Киева, правда, имея достаточно невысокое реноме как тусовщица и алкоголик, часто составлявшая приятную компанию (со всеми вытекающими последствиями) для иностранных посетителей неонацистских музыкальных фестивалей в украинской столице. Особенно, если последние располагали достаточной наличностью для приятного досуга.

Летом 2013 года, когда «Свобода»* начала массово мобилизовывать киевских правых субкультурщиков на уличные протестные акции, пригодились и такие, как Бурлакова. Уже тогда им начали преподавать обращение с огнестрельным оружием (соответствующие фотосессия со стрельбой в лесных и городских условиях по портретам Януковича опубликована в ее Facebook 1 и 10 сентября 2013 года). Вскоре этот опыт пригодился и в Донбассе, где она попала даже в армейскую разведку батальона «Донбасс». Сегодня же такие персонажи возводятся в ранг едва ли не национальных героев страны.

*организация запрещена в РФ

Владислав Мальцев, Ukraina.ru