Надежда в «замайданье»

Даровав радость победы и добычи Западу и некоторой части украинцев, «Майдан» обернулся заботами, бедами, хлопотами для большинства из них. Страна погрузилась в неизведанное измерение. Имя ему – «замайданье»

Надежда в «замайданье»

Зазеркалье – вымышленное пространство по ту сторону «зеркала», место, где естественное положение вещей перевернуто, доведено до абсурда. Украинским вариантом зазеркалья стало «замайданье». У этого феномена немало отличительных черт, которым, думаю, предстоит занять место не только в отечественной, но и в мировой истории. Одна из них – деградация, представляемая официальной пропагандой как прогресс. Неудачи и просчеты следуют друг за другом так часто, что дух захватывает, реальных успехов, как не было, так нет, а власть пудрит мозги гражданам сказками о мнимых достижениях и «реформах». Главная же особенность «замайданья» в том, что отношения государства, общества и гражданина зашли в тупик по меркам не только демократической, но даже авторитарной модели государственного устройства. Власть прекратила диалог с обществом, лишив его права и возможности влиять на дела державные. Что же касается граждан, то государство отказало им в осуществлении прав, вроде бы, гарантированных Конституцией, в обеспечении основных свобод. От его имени с нацией чаще всего общаются теперь СБУ, ГПУ и даже – Господи, помилуй! – ВСУ. Показательная статистика: количество разрешений, данных судами силовым структурам на проведение обысков, в 2017-ом выросло в сравнении с 2012-ым в 45 (!) раз. Львиная доля таких, с позволения сказать, мероприятий – расправа с конкурентами: рейдерство и политика. Одна цифра, зато какая!

В Зазеркалье по воле Льюиса Кэрролла, с легкой руки Кролика (это – персонаж) побывала девочка по имени Алиса. В «замайданье», в его самые глухие, страшные закоулки угодила женщина по имени Надежда («Кролик» тут тоже отметился, хоть и не в том смысле) по воле «силовиков» и лично генпрокурора Юрия Луценко, решившего в очередной раз устроить себе бенефис. Его надцатая по счету пламенная речь с высокой трибуны опять не впечатлила никого, кроме него самого, да, может быть, его супруги. Все это уже видено и слышано от этого исполнителя не раз и не два. С одним и тем же результатом. Кто-то у нас когда-то сказал: «Какую партию не строй, получается КПСС». Метко! Применительно к нашему случаю можно было бы сказать: «Что Луценко не говори, получается «луценковщина». На словах – (не)научно-фантастические версии каких-то жутких преступных замыслов, борьба за закон и идеалы, сдобренные изрядной долей наигранного пафоса и самолюбования. На деле – полнейшая чушь и пустота, беззаконие в особо крупных размерах, дилетантизм, примитивное сознание во всей его «красе». В общем, вполне привычная для нашего «замайданья» работа прокурора без юридического образования, но с большим опытом политической демагогии.

Нам выпало жить в историческую эпоху, когда любой, даже самый, казалось бы, мелкий и малозначительный, вопрос приобретает характер политический. Даже в таких условиях, однако, право в соответствии с буквой и духом Европы, в которую Украина, якобы, влилась-вернулась, должно было бы оставаться вне политики. Насколько это возможно в мире, где все решают деньги, но все-таки – вне. Юридическое обеспечение обвинений ГПУ в адрес Надежды Савченко в «терроризме» и прочих смертных грехах свидетельствует о том, что в Украине право – это политика. Вопрос о том, может ли торжество закона достигаться беззаконием, лучше не поднимать. Вообще-то, нельзя, у нас – можно! Тут и сказочке о законе и о торжестве, а также о средствах, способных оправдать цель, конец. Савченко даже задерживали с нарушением закона! Чтобы «антитеррористический» бред Генпрокуратуры почитался хотя бы относительно правдоподобным и «правоподобным», есть, пожалуй, один путь: срочно принять закон, предусматривающий за непризнание действий Савченко терроризмом и попыткой государственного переворота уголовную ответственность.

Психиатрическая экспертиза для Савченко, идея которой прозвучала из уст Луценко, как ни странно, пришлась бы к месту. Только подвергнуть этой процедуре следовало бы не одну Савченко, а всех участников славной операции СБУ-ГПУ, включая генпрокурора. Объявить бывшую надежду нации психически неполноценной в наших условиях легче легкого. Для власти это был бы очень выгодный поворот темы, по сути дела, приемлемый выход из непростой ситуации, в которую она сама себя поставила, затеяв игру в терроризм и госпереворот. Это, однако, было бы опять применением технологий, которыми власть и без того увлеклась и очень злоупотребляет. К жизни, к пониманию того, что в ней у нас и с нами происходит, такое решение не имело бы никакого отношения. «Наша Надя» никогда не была героиней, и в нормальных условиях не могла бы ею стать. Что с того? В нормальных условиях Петр Порошенко не стал бы президентом, Луценко – генпрокурором. И далее – по списку. Савченко сначала кто-то зачем-то сделал героиней, теперь же то ли тот же, то ли какой-то другой «кто-то» взялся лепить из нее демона. Вот и вся психиатрия. Беда Савченко не столько в ее сознании, сколько в специфике условий, в которые она попала. Не было бы «замайданья», не было бы и ее случая, и ее личной драмы.

…А не задумал ли кто-то переключить общественное сознание и внимание с мыслей о реально пролитой и проливаемой крови на виртуальные «потоки крови», которыми-де собиралась залить Киев Савченко с помощью трех минометов да полсотни гранат?

Случай Савченко открывает нашу, пожалуй, самую страшную и ужасную тайну: «тотальна зрада», о которой вещал Александр Турчинов в ходе судебных слушаний по делу о госизмене Виктора Януковича, характеризуя положение дел в стране в первые недели после «Майдана», как оказывается, никуда не делась. Неблагодарные людишки так и мостятся, чтобы насолить победителям «януковичей», так и рвутся что-нибудь против них героических предпринять. В 2014 г., чтобы одолеть «зраду», на востоке страны объявили «Антитеррористическую операцию». Теперь, похоже на то, что «АТО» разворачивается и в Киеве, и по всей Украине. Петр Порошенко определился со стратегией и тактикой избирательной кампании. В борьбе за электоральные проценты он выбирает войну, войну без правил, войну против всех, против конкурентов, избирателей, Европы. Влиятельные силы во власти готовы его в этом поддержать. Если это так, то это страшно! Хочется пропеть, перефразируя известный песенный сюжет: «А вдруг еще не поздно нам сделать остановку, а?.. Кондитер, нажми на тормоза!».

Кстати, о Европе, неотъемлемой частью которой Украина, якобы, с некоторых пор стала. Реакция Европы на новый акт шоу от ГПУ-СБУ и президентских технологов оказалась на удивление инертной, вялой, слабо артикулированной. Защищать права человека, свободу слова, демократию там, судя по всему, привыкли и научились лишь тогда, когда их нарушение можно вменить в вину России. Ну, а нет России – ни к чему и правами да ценностями заморачиваться. Какие уж там счеты между своими?! Все, как один и европейские правозащитные и другие организации, и политики, в свое время лезшие из кожи вон в желании освободить украинскую героиню из российской тюрьмы, теперь как воды в рот набрали. Теперь она им не нужна.

Свято место пусто не бывает. Вот, и роль Европы в рассуждениях о высоких материях взяла на себя группа «Первое декабря», логотип которой украшен лозунгом: «Свободный человек в свободной стране». Как раз в тот день, когда Рада дружно сдавала, а СБУ «вязала» Савченко, она явила украинцам «Обращение». Тот, кто подумает, что люди, претендующие на звание моральных авторитетов, взялись защищать жертву беззакония, будет разочарован. «Авторитеты» случай Савченко не заметили! Озаботившись вместо реакции на беспредел, «ответственностью украинского общества». И именно его – общество – пожурив за «очередную национальную драму», происходящую на наших глазах. А знаете ли, в чем драма? В «неспособности воплотить в жизнь позитивные достижения своих восстаний». Европа с ее «ценностями», фиговым листком прикрывающими интерес, отдыхает. Об истинных причинах бедственного положения Украины и украинцев в «Обращении» – ни слова. Одни абстрактные рассуждения и идеалистические штампы, заслоняющие собой все на свете: и судьбу конкретного человека, и удел целых социальных групп, и будущее нации и страны в целом. Причина всех бед, оказывается, кроется в «критически низкой политической культуре общества и в его искривленной исторической памяти». Вследствие чего «громада деградирует в толпу (или же никогда так и не поднимается над уровнем толпы)». Обслуживание режима в чистом виде, ничего более.

Что делать арестованной Савченко, утонувшей в «замайданье»? Ждать, когда, наконец, толпа превратится в нечто стоящее, во что-то путное? Или когда то ли группа «Первое декабря», то ли кто-то из Европы, то ли ГПУ вместе с СБУ решат сообщить украинцам о том, что это произошло? Бред! Сплошной полнейший бред! И некому нажать на тормоза.

Павел Рудяков, РИА Новости Украина