Гуманитарная программа по восстановлению народа Донбасса начала действовать в феврале 2017 года — соответствующее заявление тогда сделали лидеры Донецкой и Луганской народных республик (ЛДНР). «Основными направлениями программы гуманитарной помощи являются, во-первых, оказание услуг в сфере медицины и образования, во-вторых, выплаты ветеранам и, в-третьих, помощь разделенным семьям», — сообщается на главной странице официального сайта проекта. Спустя год главы республик Александр Захарченко и Леонид Пасечник сообщили, что программа будет продолжена и расширена, поскольку показала отличные результаты. Но так ли всё на самом деле? Аналитический портал RuBaltic.Ru попытался разобраться, зачем власти ЛДНР запустили гуманитарную программу и каких результатов добились.

Грамотный пиар

Очевидно, что гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса — это прежде всего грамотный пропагандистский ход властей ЛДНР. В противостоянии с Киевом они стараются ударить по его больному месту и подчеркивают тот факт, что жители Донецкой и Луганской областей фактически оказались чужими в своей собственной стране.

Циничный подход и безразличие центральных киевских властей к проблемам «донецких» действительно отчетливо просматривается на протяжении всей войны, и прошлогодняя блокада Донбасса в очередной раз это продемонстрировала. Организованная радикалами и поддержанная властью акция привела к разрыву выстроенных за десятилетия связей между донбасскими предприятиями, которые в 2014 году оказались по разные стороны фронта.

Пострадали от этого не только «террористы», но и сотрудники предприятий с подконтрольных Киеву территорий. Об этом не стеснялся говорить премьер-министр, когда украинские власти еще находились в «вялой» оппозиции к организаторам блокады. В конце февраля Владимир Гройсман призвал их посетить металлургические и энергетические предприятия, которые они поставили на грань уничтожения, и объяснить свои действия: «Это десятки тысяч украинских семей, украинских людей, которые требуют от вас объяснений, что вы делаете, зачем вы это делаете, кто вас мотивирует это делать, как вы видите дальше ситуацию в среднесрочной перспективе».

Руководители предприятий, разумеется, тоже били тревогу. Гендиректор Авдеевского коксохима Муса Магомедов сравнивал результаты активности блокировщиков железной дороги с обстрелами и добавлял, что «руки опускаются, когда понимаешь, что угроза на этот раз не внешняя, а внутренняя». Впрочем, украинская власть пошла на поводу у радикалов и в очередной раз наплевала на проблемы собственных граждан.

Именно в разгар блокады главы ДНР и ЛНР преподнесли новость о старте гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса. Для подобной акции момент был выбран более чем подходящий: на фоне Киева, который демонстративно унижает жителей «неблагонадежного» региона, Донецк и Луганск не менее демонстративно пошли им навстречу.

В заявлении подчеркивается, что именно блокада подвигла лидеров республик начать реализацию проекта: «Продолжается незаконная экономическая блокада, организованная Правительством Украины совместно с радикалами. Это привело к разрыву социальных и экономических связей когда-то единого народа Донбасса. Таким образом, оставшиеся под контролем Украины районы Донбасса поставлены на грань гуманитарной и экологической катастрофы».

Ярко выраженный элемент пропаганды, к сожалению, имеют и некоторые направления гуманитарной программы ЛДНР. К примеру, адресная помощь ветеранам Великой Отечественной войны и приравненным к ним. У подавляющего большинства людей с подконтрольных Киеву территорий Донбасса вызывает отторжение концепция Дня памяти и примирения, которым украинские власти пытаются подменить День Победы, и приравнивание воинов УПА (экстремистская организация «Украинская повстанческая армия», запрещена в РФ — прим. RuBaltic.Ru) к ветеранам войны. Идеология «террористов» им, несомненно, ближе. Власти ЛДНР пытаются использовать этот «козырь» и демонстрируют подчеркнуто уважительное отношение к истории.

Исключительно в целях пиара разработано (или всего лишь прописано) еще одно направление программы — обеспечение экологической безопасности Донбасса. На этом заострено внимание в официальном заявлении глав республик. Захарченко и Плотницкий настаивали на возможности инспектирования силами МЧС ДНР и ЛНР водоотливных комплексов действующих и закрытых шахт, а также ряда заводов, работающих по другую сторону фронта: «Мы требуем обеспечить возможность мониторинга объектов инженерной инфраструктуры (энерго‑, водо‑ и газоснабжение), находящихся на подконтрольной Украине части территории Донбасса, повреждение которых может создать проблемы для граждан ДНР и ЛНР». О серьезности намерений, впрочем, здесь говорить не приходится: Украина ни при каких обстоятельствах не предоставит представителям республик беспрепятственный доступ на свою территорию.

Эффективность

По прошествии года Александр Захарченко высоко оценил результаты проделанной работы: «Можно с уверенностью сказать, что эта программа показала отличные результаты — более 18 тысяч наших земляков приняли в ней участие. Программа охватила несколько направлений: здравоохранение, образование, культура, спорт, помощь ветеранам, людям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию».

Косвенно эффективность проекта признала украинская сторона. Замминистра Украины по вопросам временно оккупированных территорий и временно перемещенных лиц Георгий Тука жаловался, что объемы финансирования его ведомства несопоставимы с теми средствами, которые республики тратят на реализацию своего проекта: «Они проводят шаги по реинтеграции жителей нашей части в ЛНР и ДНР. И я не случайно назвал расходы. На социальную адаптацию и поддержку — 240 миллионов рублей, на образовательные программы — 67 миллионов рублей. А мы получили на решение самого насущного вопроса — это жилье для переселенцев — аж 34 миллиона гривен».

Озабоченность Туки подтверждает, что стратегия ЛДНР приносит свои плоды: власти республик не только активно пиарятся на помощи соотечественникам с подконтрольных Киеву территорий, но и заручаются их поддержкой. В будущем эта политика может принести свои плоды. Продолжение и расширение гумпрограммы свидетельствует о том, что Москва, ее подлинный спонсор, вынашивает далекоидущие планы в отношении Донбасса и не рассматривает сложившиеся границы между Украиной и ЛДНР как окончательные.

Перегибы

Впрочем, далеко не все жители республик приветствуют реализацию гуманитарной программы. Со стороны ситуация может показаться парадоксальной: собственную гумпрограмму разрабатывает государство, которое само принимает конвои из Российской Федерации. У людей назревает закономерный вопрос: кому пытается помочь местная власть, если она не может в полной мере удовлетворять потребности своих граждан? Можно представить и понять возмущение пенсионеров, которым государство платит минимальную пенсию в размере 2 900 рублей, тратя при этом сотни миллионов на людей, которые приезжают с территории Украины.

Одно из приоритетных направлений гумпрограммы — здравоохранение. Услугами донецких врачей за первый год воспользовались, по словам главы ДНР, 587 жителей Донецкой области. В этом случае можно прикрываться бесплатной медициной, которая де-юре существует в ДНР, но реальное положение в учреждениях здравоохранения республики не соответствует законодательству. Попадая в больницу, за многие операции и лекарственные препараты человек вынужден платить из своего кармана (для постсоветской Украины это привычная практика).

«При оказании помощи мы в паспорт не смотрим, просто под программу по воссоединению народа Донбасса будут дополнительно выделяться препараты для химиотерапии и препараты сопровождения», — рассказывал профессор кафедры онкологии ДонНМУ имени М. Горького Игорь Седаков. Но при этом он признаёт, что указанные препараты людям чаще всего приходится приобретать самостоятельно.

Это значит, что часть средств, которые государство могло бы потратить на лечение собственных граждан, оно потратит на бесплатное медицинское обслуживание тех, кто приедет с территории Украины.

В некоторые направления гумпрограммы было заложено зерно здравого смысла, но на деле они превращаются в профанацию. Речь идет о всевозможных конкурсах и соревнованиях, в которых принимают участие жители подконтрольных Киеву территорий. Оставим за скобками то, что на подобные акции нередко выделяются большие деньги (непомерно большие на фоне общего обнищания населения). Почему-то в числе призеров практически всегда оказываются люди из подконтрольных Киеву городов Донбасса, а ведь в общем потоке участников их в разы меньше, чем местных жителей. В этом легко убедиться, просмотрев новости о результатах конкурсов и соревнований, прошедших в рамках гумпрограммы.

По нашей информации, для создания видимости реализации программы практикуется и другой прием: организаторы элементарно придумывают, что некое мероприятие (к примеру, концерт или футбольный матч) посетило энное количество людей с подконтрольных Киеву территорий. Информацию никак нельзя проверить, поскольку из соображений безопасности они якобы не фотографируются и не разглашают своих имен.

В заключение

Так нужна ли республикам Донбасса собственная гуманитарная программа? Безусловно, нужна. Ее грамотная реализация в долгосрочной перспективе способна окупить все вложенные средства (хотя говорить об окупаемости не совсем уместно, когда речь идет о восстановлении единства народа). Для этого государство должно идти навстречу тем людям, которые хотят работать и получать образование в ЛДНР, проходить здесь лечение, участвовать в культурно-массовых мероприятиях.

С другой стороны, местным властям стоит задуматься о том, не превращается ли программа по воссоединению народа Донбасса в профанацию. Нерациональное использование средств и безответственное отношение чревато тем, что проект не возымеет действия. Не исключено также, что в результате расширения программы люди с подконтрольных Украине территорий всё чаще будут оказываться в привилегированном положении. Тогда власти ЛДНР рискуют серьезно испортить и без того непростые отношения с собственными гражданами.

Алексей Ильяшевич, Rubaltic.ru