Спиленная сегодня скамейка в Солсбери сильно напомнила спиленные деревья на Майдане

Знаете, в истории со Скрипалем меня очень расстраивают журналисты. Причём, не только британские. Самое громкое дело года набирает обороты, но за три недели ни один папарацци так и не проявил желания проникнуть в больницу и снять хотя бы издалека что-то, подтверждающее нахождение там отравленных Скрипалей, ну или хотя бы нечитаемый снимок медкарты потерпевших. Более того, нет ни одного интервью с очевидцами или хотя бы обратившимися за медицинской помощью жителями британского городка. Позавчера был выписан из больницы полицейский Ник Бэйли, нашедший потерпевших и якобы сам получивший отравление. Но! Никто почему-то даже не попытался взять у него хотя бы краткий комментарий.

Такое впечатление, что журналистская братия, ради даже самого размытого кадра или нескольких слов от мировых знаменитостей готовая на самые рискованные и отчаянные действия, — объявила бойкот этому делу. Почему? Что или кто их останавливает? Вездесущие и надоедливые папарацци, готовые, как опытные снайпера, сутками сидеть в засаде, не клюнули на главный международный скандал, грозящий самыми негативными последствиями для России. Ок, допустим, местные просто боятся лезть в это дело. Но неужели во всем мире не нашлось ни одного жадного до денег и славы журналиста, который хотя бы мог попытаться поговорить со свидетелями случившегося и сфотографировать хотя бы фасад клиники, где находятся Скрипаль с дочерью?

Согласитесь, это более чем странно. Причём, странно настолько, что невольно вспоминается знаменитый сеанс чёрной магии в московском варьете, описанный гениальным Булгаковым в гениальном романе.

Если честно, то меня уже давно терзают смутные сомнения — а не является ли всё это «отравление» грандиозной мистификацией? Хотя бы потому, что его ключевые фигуранты на данный момент всё больше напоминают пресловутых инопланетян, о которых все слышали, но которых никто не видел. Причём, Британия сама делает всё для того, чтобы эта версия выглядела весьма правдоподобно. Недопуск наших дипломатов к пострадавшим и специалистов к расследованию дают основания полагать, что Скотланд-Ярду и официальному Лондону хочется скрыть нечто важное. Например, факты, которые могут разоблачить инсценировку всего этого грандиозного скандала.

Перечислю всего лишь несколько странностей:

  1. Главврач Англии посоветовала всем, кто в день отравления посещал те же места, что и Скрипали — заняться дезинфекцией личных вещей и сдать в химчистку одежду. Проще говоря, дала рекомендацию уничтожить улики. Хотя, по идее, всех, кто просто проходил рядом (с учётом описания действия «Новичка» и последствий, который он несёт) должны были обязать пройти медобследование и сдать одежду на анализ.
  2.  

  3. Ни один пациент в Солсбери не имел симптомов отравления нервно-паралитическим газом — Стивен Дэйвис. Врач-консультант скорой помощи больниц Солсбери.
  1. Заявления о резком ухудшении здоровья отца и дочери Скрипаль на фоне новости о выписанном из больницы полицейском.

«Пришел в себя полицейский, отравленный вместе со Скрипалями и впавший в кому после отравления. «Это не Новичок», — утверждает ряд специалистов, — «после Новичка нет шансов встать с постели» — прокомментировал это событие израильский аналитик Solomon Mann.

Таким образом, ряд специалистов уже высказали версию, что отравления в Лондоне не имеют отношения к токсину, синтезированному оригинальной лабораторией, производившей это ОВ. Либо это совсем другой токсин, либо это вещество, «сваренное» в другой лаборатории с отступлениями от применявшейся в оригинале технологии, — к такому выводу пришел Mann.

Напомню, что в деле об отравлении банкира Ивана Кивелиди, где тоже фигурировал «Новичок» — умерли все: он, его секретарша и даже патологоанатом, проводивший вскрытие.

  1. В британском суде заявили о возможном ослаблении умственных способностей Скрипаля:

«Точный эффект воздействия на их здоровье в длительной перспективе всё ещё неизвестен, хотя медицинские анализы показывают, что их умственные способности могут быть ослаблены в неизвестной степени», — цитирует судью Дэвида Уильямса Reuters.

  1. Скамейка.

Та самая, на которой обнаружили потерпевших, и которую спилили болгаркой для анализа только сегодня, спустя три недели. Почему-то сразу вспомнились деревья на майдане, в которых застряли снайперские пули и которые спилили сразу после победы «революции гидности». Причём, вопросы вызывает и тот факт, что демонтажем скамейки занимались полицейские в костюмах химзащиты. Тот же факт, что «отравленная» скамейка 20 дней находилась в общественном, пусть и оцепленном, месте — никого не смущало.

В сухом остатке у меня один вопрос — а был ли мальчик?

Ведь ни одного хотя бы косвенного доказательства того, что событие имело место быть, причём, именно так, как рассказывает Тереза Мэй и официальный Лондон, — нет. Всем предлагают верить на слово.

Безусловно, среди джентльменов это принято.

Но, так как я не отношусь к этой категории, то очень жажду фактов.

Которых нет. И, почему то, мне всё больше кажется, что их и не будет.

Удивляет только, с какой легкостью всё это съела и, похоже, неплохо переваривает Европа. Впрочем, когда речь заходит о России, западный разум, даже самый пытливый и адекватный, погружается в сон. Летаргический. И этот факт можно смело записывать, как один из побочных эффектов русофобии и желания выступать на стороне большинства. Пусть даже оно тысячу раз ведёт себя подло и опускается до методов иллюзиониста-любителя из передвижного шапито.

Юлия Витязева, специально для News Front
Юлия Витязева

 

 

 

 


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен