«В Польше снесли мемориал, где были останки. Все было видно. Они сносили мемориал, а останки воинов лежали на земле…»

Поляк Крыштоф Теличан при помощи супруги Ирины, сегодня взявшей на себя и роль переводчицы, в перерыве между частями конференции в Белграде рассказывает реалии своей страны – априори интересной, печально интересной всем участникам мероприятия, как, к сожалению, один из самых ярких примеров физического устранения напоминаний о Второй мировой войне. Мемориал с останками воинов, другие памятники, названия улиц, напоминающие о военном прошлом: все оказалось вне «закона о декоммунизации», несмотря на обещания, что проекты по уничтожению не будут распространяться на места захоронений.

Закон о запрете пропаганды коммунизма, предполагающий снос в течение 12 месяцев памятников бойцам Красной армии, освобождавшим страну от фашистов, вступил в действие в октябре прошлого года. И он действительно работает, подтверждают Теличан с супругой. Единственный способ уберечь памятники от физического уничтожения – поспешное внесение их в музейные реестры.

«Власти подождали, пока свидетели, ветераны, поумирают, и теперь изменяют историю. У нас ставится знак равенства между Красной армией и фашистами. Это творится не только в Польше, но и в других странах. Просто у нас тяжелее всего бороться с этим…»

Сербия, гостеприимно принявшая конференцию «Сохранение исторического наследия» Международного центра «Мемориал», сама относится к странам, где почтительно относятся к памятникам Второй мировой войны и вообще к объектам, напоминающим о российском вкладе в разные исторические периоды. Такова политика высшего руководства страны – оно регулярно и плечо к плечу с россиянами отмечает все значимые даты – и в этом солидарно, пожалуй большинство местного населения. Именно на Балканах четко понимают, что борьба против исторической памяти – это мощное политическое оружие, которые способно повлечь конкретные, тяжелые последствия.

«Явлений вандализма у нас не было. Но существуют места, где это возможно. На нашей территории мы сталкиваемся не только с возможностью уничтожения памятников Второй мировой войны, но и некрополя на территории Хорватии. Я напомню, что на территории нынешней Хорватии и Боснии и Герцеговины во время Второй мировой существовало марионеточное государство фашистского типа «Независимое государство Хорватия», которое после распада Югославии оживила многие символы того периода, совершила этнические чистки на своей территории против сербов, совершила тяжкие военные преступления, за которые, к сожалению, не ответила», — рассказывает в ходе своего выступления сербский адвокат Горан Петрониевич.

«Разрушение памятников – это методика переписывания истории… История затирается, стирается и пишется заново. Это, к сожалению, цель уничтожения памятников, а особенно памятников Второй мировой войны. Не только русофобия, но и инверсия истории. Это не обычный вандализм, которым занимаются хулиганы и невоспитанная молодежь. Это хорошо организованный и скоординированный процесс», — так он прокомментировал ситуацию в странах, где имеет место уже физическое уничтожение памятников.

Доклады об общем деле – сохранении российской культурно-исторической памяти – один за другим показывают, насколько по-разному им приходится заниматься в разных странах. Отношение к советскому прошлому либо российскому вкладу в истории, принятое на государственном уровне, создает соответствующую нормативно-правовую базу (вплоть до указов об уничтожении памятников), с одной стороны, а с другой – через систему образования и другие каналы формирует специфическое отношение местного населения к тем или иным событиям, фактам, датам.

Если представители общественных организаций, защищающие советские и другие российские памятники и захоронения в Западных странах (Франция, Германия) как негативные моменты описывают единичные акты вандализма, сложности с законодательством и отдельные, при этом вскоре решаемые неприятности, например при замене табличек, то докладчики из Восточной Европы оперируют гораздо более тяжелыми фактами. Помимо вышеупомянутой Польши, особенно «отличаются» Прибалтика, Грузия, Красная Армия считается оккупационной наравне с нацистами, а сам термин «Великая Отечественная война» считается недопустимым.

«При правлении Михаила Саакашвили был взорван памятник, от осколков погибли люди, потом там построили здание Парламента, — говорит Иракли Кипияни, докладчик из Грузии. — Также в Грузии есть организации, финансируемые из Америки, и они занимаются вандализмом. Они называют фашистами и оккупантами наших предков – героев, которые выиграли войну. Мой прадед – герой Советского союза, воевал в Севастополе. Они же говорят, что мой прадед – оккупант, агрессор».

Иракли рассказал несколько историй из повседневности: в школе учитель истории выгоняла его из класса, называя «агентом Российской Федерации», билборды с Георгиевской лентой и подписью «Я помню, я горжусь», вызвала истерику и угрозы, а показ фильма о НАТОвских бомбардировках Югославии привлек молодчиков, которые начали потасовку.

Почему так происходит? Почему борьба с памятниками – или «борьба с мертвыми», как говорят общественники – становится едва ли ни острием политического курса целых стран? Буквально несколько дней назад ответ в своем ключе попыталась в официальном отчете дать Полиция безопасности в Латвии.

В разделе «Защита конституционного порядка» Полиция безопасности описывает «проявления российской политики соотечественников в Латвии». В частности, там говорится следующее: «Также за обозреваемый год ПБ констатировала попытки Посольства России развить сотрудничество с отдельными историками, которые ранее опубликовали работы, соответствующие интерпретации истории Россией, и представителями военной археологии. Эти лица активно вовлечены в деятельность по выявлению и сохранению захоронений, военных мемориалов и культурно-исторического наследия в Латвии, связанных с Российской Империей и Советским Союзом… Следует отметить, что деятельность по восстановлению и сохранению военных мемориалов скрывает в себе риск долгосрочного раскола общества, поскольку она сопровождается неоднозначно оцениваемой идеологической деятельностью, при которой восхваляется величие оккупировавшего Латвию Советского Союза. Советские военные мемориалы также служат местом сбора российских соотечественников, что тем самым помогает части латвийского общества поддерживать российскую официальную интерпретацию истории».

«Заметьте, наравне с Советским союзом в негативном ключе упоминается даже Российская Империя. То есть, любой период российской истории, любое наше мемориальное наследие, ими рассматривается как угроза. Повторюсь: это не просто русское или российское культурное наследие. Это наше общее мемориальное наследие. И в рядах Красной армии, и в рядах русской Императорской армии воевали, служили латыши, уроженцы современной Латвии, и не только они. Увы, но власти предпочитают отказываться даже отчасти от своего культурно-исторического наследия», — так комментирует ситуацию в своей стране Александр Ржавин, председатель правления в сообществе Ruthenia.

Привычные многим в России слова о неоценимом вкладе воинов-освободителей в мировую историю и жизнь каждого по-другому звучат от жителей стран, где за это мнение приходится бороться.

«Именно благодаря их жизням, отданным во имя освобождения мира от нацистской, фашистской чумы, стали возможны баталии, ведомые современными политиками… Благодаря именно их жизнями многие современные страны смогли вновь приобрести свободу и независимость, восстановить свою государственность, — напоминает Виктор Орлов из Литвы. — Мы все обязаны им своей жизнью. У нас одна история на всех. Вырывать отдельные страницы, пытаясь подменить их новыми предложениями, разрушая памятники и снося мемориалы, тем самым стирая из памяти и искажая понимание, на чьих могилах они установлены – это допустить просто невозможно. Это противоречит здравому смыслу».

«У нас ведь все есть: есть герои, есть места, где их память увековечена. Надеюсь, что так будет всегда. Нам остается лишь сохранить и приумножить», — подытожил мероприятие продюсер «Мемориала» Сергей Глущенко.

По его словам, нынешняя ситуация требует уже новой модели отношения к памятникам – системы информирования нового типа, которая сможет также дать отпор попытками фальсификации истории. Кроме того, информация о военных событиях и памятниках должна быть широко распространенной и доступной.

Один из вариантов, и по нему уже есть предложения со стороны сербских программистов – создание глобальной цифровой карты памятников в приложении для смартфона, где была бы информация о каждом из объектов, а также возможность немедленно заявить об акте вандализма, если таковой произойдет.

Участники конференции также возложили венки и цветы к могилам советских солдат и партизан в Парке освободителей и к могиле советских генералов и офицеров на горе Авала, погибших в 1964 году, когда они летели в Белград праздновать годовщину освобождения сербской столицы от захватчиков. После этого участники конференции возложили цветы к монументу в память о начале бомбардировок Югославии силами НАТО в 1999 году.

Напомним, что мероприятие проходило накануне значимой для Сербии годовщины. 24 марта 1999 года авиация НАТО приступила к бомбардировкам Белграда и других городов тогдашней Югославии. Атаки продолжались 78 дней.

Оксана Сазонова, главный редактор News Front – Сербия, Белград
Оксана Сазонова

 

 

 

 

 

 


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен