«Гореть» на работе, или Расширение НАТО на Брюссель

Суматоха, беготня по этажам. В офисе НАТО – переезд. Собственно, здание, как и Трампа, альянс торжественно принял еще в том мае. Но ушел почти год, чтобы довести его до ума. Здание. Поскольку что на уме у Трампа, его партнеры до сих пор не понимают

«Гореть» на работе, или Расширение НАТО на Брюссель

К этому можно относиться по-разному. У кого-то два переезда равны одному пожару. Кому-то наоборот: один – к двум. Тут – у кого что горит. Но в любом случае, если где-то освобождают шкафы, пакуют чемоданы и перевязывают бечевкой стопки книг – там точно уже занялось. Сейчас это про штаб-квартиру НАТО. Суматоха, суета, беготня по этажам. В центральном офисе альянса начался переезд. Ну, как переезд – переход. Потому что здесь рядом, через дорогу. Буквально шаг между прошлым и будущим. Новое обиталище североатлантических клерков – аккурат напротив их нынешних кабинетов.

С 1967 года их не покидали. А ведь рассчитаны-то они были лишь на 15 стран. Но уже с 90-х друг на друге сидели. А теперь и вовсе форменное переселение народов. 29-ти. И фактическое расширение НАТО на Брюссель. Суперсовременный комплекс на бульваре Леопольда Третьего раскинулся на 40 с лишним гектаров. Размах, простор, повышенная комфортность. Семь лет строили, еще три месяца будут перебираться. Все-таки 4 тысячи чиновников.

Собственно, само здание, как и Трампа, альянс торжественно принял еще в том мае на саммите глав государств. Но потребовался почти год, чтобы довести его до ума. Здание. Поскольку что на уме у Трампа, его партнеры до сих пор не понимают. Но тогда он впечатлился, по пути смяв премьера Черногории. «Я не знаю, сколько это стоит. Но получилось отлично», – соврал он. Ему-то, строительному магнату, не знать, сколько это может стоить. Что и доказал по возвращении в свой скромный Белый дом, с еще пущей энергией требуя от членов блока повышения военных отчислений. Хоромы за полтора миллиарда долларов могут ведь себе позволить.

Сами без ложной скромности называют свою штаб-квартиру «золотой». Хотя по архитектурному замыслу – ничего лишнего. Стеклянные стены создают теплоизоляцию и позволяют экономить на электроэнергии, 90 процентов водоснабжения будет обеспечивать дождь. А дождь, видимо, будет обеспечивать небесная канцелярия. С ней у НАТО, вероятно, тоже есть контакт. Для пущей связи с природой им бы следовало сменить костюмы на фиговые листы – все равно прикрывать нечего – и вооружиться копьями, чтобы было, что ломать. Ну а пещерная русофобия – она и так всегда с ними.

Они и офис себе отгрохали так, чтобы символизировал сомкнутые пальцы. Во-первых, гнуть пальцы – их любимое занятие. А во-вторых, в психологии этот жест относят к разряду закрытых, возводящих барьеры. Что бы они ни говорили о политике «открытых дверей». Им осталось только решить, кто какой палец займет. Общая масса, наверное, осядет в мизинцах и безымянных. Средние заслужили Польша с Прибалтикой. Их же всегда России показывают. Хотя теперь с ними и Британия поспорит. Что касается большого и указательного, то американский вклад в общую безопасность не оставляет вариантов, кому должны достаться оба.

Между прочим, когда-то на этом месте находился военный аэродром. Во время Второй мировой его бомбили и немцы, и союзники. И даже когда строили, здесь обнаружили четыре неразорвавшихся снаряда. Так что за сохранность своей штаб-квартиры натовцы не переживают. В одну воронку еще же раз не прилетит. Может быть. Но это не отменяет того, что это – воронка. Что бы они там себе ни нагородили.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik