Наверное, я и есть представитель тех «злобных дебилов», о которых говорил Макаревич. Потому что считаю, что Крым — это Россия, потому что поддерживаю военную операцию РФ в Сирии и помощь Донбассу, потому что Путин для меня — лучший президент. А ещё я уверена, что с Западом сегодня можно говорить только с помощью силы. Да и многие либеральные ценности мне чужды. Более того, многие из них я считаю отклонением от нормы. И слово п***р мне гораздо понятнее, чем толерантное «гей». Бонус: я не понимаю, почему чернуха о России номинируется на Оскара, а тряска гениталиями на сцене именуется высоким искусством.

И, да! Я нетерпима и полна ненависти к своим врагам. И я никогда не буду улыбаться и искать в себе ростки состраданиям и снисходительности к тем, на чьих руках кровь моих соотечественников.

Потому что мой мир вот уже четыре года черно-белый. Во многом, благодаря вот таким вот деятелям искусства и культуры, которые, забросив своё изначальное призвание, начали ставить диагноз обществу, которое их породило и которые решили, что они и есть та самая правда в последней инстанции.

Ловить рыбу в мутной воде — не самое перспективное занятие. Потому как пена рано или поздно сойдёт, а слова и поступки — останутся. Вряд ли песни угасающей звезды будут интересны тем, кто живет заграницей, считает себя русским в изгнании, но уже едва говорит на языке своих предках.

Да и я, выросшая на песнях «Машины» и воспитавшая на них своих детей уже не стану их включать своим внукам. Хотя бы из чувства брезгливости к тому, кто банально предал целых три поколения своих слушателей. А ведь именно так и начинается путь к забвению. И через каких-то 20 лет никто и не вспомнит, что был такой себе музыкант.

А Россия была, есть и будет. И, может быть, во многом благодаря тем качествам, которые в узких кругах неполжЫвцев сегодня именуются «злобным дебилизмом», но что на самом деле является простым нежеланием заниматься продажей Родины и сдачей национальных интересов по сходной цене.

У меня все.

Юлия Витязева, специально для News Front