Германия разделяется и разделяет Европу

Не успела с таким трудом созданная «великая коалиция» (GroKo) из ХДС/ХСС и СДПГ переизбрать 14 марта на пост канцлера Ангелу Меркель, как партийному единству был нанесен серьезный удар. И сделал это министр внутренних дел Хорст Зеехофер (ХСС), который в интервью газете Bild заявил, что исламу нет места в Германии. Вопрос журналиста напрямую отсылал к краткой цитате бывшего федерального президента Кристиана Вульфа. В 2010 году Вульф заявил, что «исламу есть место в Германии». Спустя пять лет эту фразу повторила Меркель. А сейчас глава МВД отметил, что, «конечно, мусульмане, живущие с нами, принадлежат Германии», но это «не означает, что мы отказываемся от своих традиций и обычаев». По его словам, Германия — это страна, которая «создана христианством» и его праздниками и традициями, например, Пасхой, Пятидесятницей и Рождеством.

Несмотря на то, что мусульман в стране немного, выступление министра вызвало бурные дебаты в немецком обществе. За ним усмотрели в первую очередь желание провести ревизию политики Меркель на протяжении последних лет, назвав слова Зеехофера «откровенным оскорблением» канцлера. Партии раскололись, причем очень своеобразно. Лидеры ХСС поддержали своего однопартийца, в то время как на стороне Меркель выступили преимущественно министры от конкурирующей СДПГ, в то время как партнеры по альянсу ХДС/ХСС, члены ХДС, которое возглавляет канцлер, пока отмалчиваются. В итоге была вынуждена выступить сама Меркель. На пресс-конференции с премьер-министром Швеции Стефаном Левеном она подчеркнула, что проживающие в Германии около четырех миллионов мусульман (по другим оценкам, пять миллионов — С.С.) относятся к стране «точно так же, как и их религия, то есть ислам относится к Германии» и «мы должны все сделать для того, чтобы позволить хорошо сосуществовать религиям».

Ряд наблюдателей задаются вопросом, почему Зеехофер в принципе сегодня снова поставил вопрос о месте ислама в Германии спустя восемь лет, почему он сыграл на стороне «Альтернативы для Германии» (AfD), часть сторонников которой, радикально настроенных в отношении ислама, с удовлетворением отметили, что министр «буквально воспринял тезисы из нашей программы» (хотя другие сочли его слова «предвыборным плагиатом»), почему внес раскол в правящую «великую коалицию». Очевидно, что дело не только во внутренней политике и желании подвинуть с места ослабевшего канцлера. Германия все равно воспринимается локомотивом Европейского союза, ее внутренний насморк заставляет кашлять всю Европу. Зеехофер фактически послал сигнал европейскому политическому салону о намерении переформатировать его. Старым элитам дают бой новые силы, которые их враги называют популистами, а друзья — народниками. А европейским элитам предложено определиться и в отношении исламской проблемы внутри самого Евросоюза и за его пределами, от чего они до сих пор уклонялись.

Поэтому слова главы МВД Германии еще будут внимательно изучать во многих европейских странах, чтобы понять, идет ли речь о решительном натиске с целью взять власть во всем ЕС или это пока только позиционные бои. Но в любом случае выступление немецкого министра найдет понимание у тех европейских сил, которые все последние годы выступали против иммиграционной политики канцлера Меркель, наплыва беженцев и предупреждали об опасности политизации ислама. Как подчеркивает итальянская газета Il Foglio, комментируя заявление Зеехофера, это будет «решающая битва в стране, которая была самой гостеприимной в Европе». Издание отмечает, что концепция, объявляющая ислам частью Германии, потерпела банкротство. Этого мультикультурного подхода придерживались «многие европейские политические лидеры», которые тоже потерпели неудачу, поскольку «фактически интеграция крупных исламских общин может быть только в рамках общих ценностей, а такими ценностями могут быть только христианские и либеральные еврейские традиции». И намекает на то, что следующей после Германии предстоит высказаться Франции, где существует наряду с немецким «крупнейшее исламское сообщество в Европе».

Это первое. Второе связано с со странами, граничащими с Европейским союзом. По понятным причинам резко негативно против заявления Зеехофера выступила Анкара. Подобная политика ставит крест на ее евроинтеграционных устремлениях, поскольку вновь подтверждает старый тезис: исламизированной Турции нет места в европейском «христианском клубе». А также угрожает проведению турецкой политики религиозной мягкой силы в Германии, где Анкара финансирует открытие и поддерживает материально из государственного бюджета мечети и мусульманские сообщества. Помимо того, насторожиться следует балканским государствам с преобладающим исламским населением — Албании, Боснии и Герцеговине и непризнанному Косово. Линия, которую обозначил немецкий министр внутренних дел, может воспрепятствовать их вступлению в ЕС, о возможности которого недавно во время турне по Западным Балканам говорил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, представляя соответствующую стратегию.

Третье. В сложной ситуации оказываются Ватикан и Католические церкви в Европе. «Периферийный католицизм» папы Римского Франциска с самого начала был направлен на поддержку мигрантов, максимальное привлечение беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки в Евросоюз и понимание мусульман. Святой престол буквально «ломал» сопротивление епископата некоторых европейских стран, которые солидаризовались с настроением своей паствы, а она выступала против такой политики. Но усталость от мигрантов нарастала. Времена меняются. Не случайно даже Католическая церковь в Германии, шагавшая в ногу с Меркель, сейчас с большой неохотой отозвалась на просьбу оценить выступление Зеехофера. Как заявил пресс-секретарь Конференции католического епископата в Германии Маттиас Копп, поскольку в прошлом «дебаты об исламе» оказались «неэффективными», Церковь не хочет участвовать в них повторно. Таким образом, можно сказать, что министр внутренних дел Германии смог внести раскол по многим позициям и в своей стране и за ее пределами. И этот раскол будет только нарастать, пока в Европе не сложится новый баланс сил.

Станислав Стремидловский, ИА Regnum