О некоторых итогах переговоров в Москве

В Москве прошли переговоры глав внешнеполитических ведомств России и Турции Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу. Они, как и предполагалось, проходили в конструктивном духе. Если говорить о вопросах двусторонних отношений, то сторонам есть что показать: торгово-экономическое сотрудничество развивается по возрастающей, реализуется совместный проект стратегического уровня АЭС «Аккую», продолжается строительство газопровода «Турецкий поток», в нынешнем году Турцию ожидает российский туристический бум.

Анкара обратилась с предложением к Москве отменить односторонний визовый режим. Россия и Турция также заявили о готовности прилагать усилия для снятия взаимных ограничений на поставки сельскохозяйственной продукции и других товаров. В целом такое развитие отношений между двумя странами приобретает устойчивый и даже стандартный характер. Но есть и нестандартная ситуация, связанная с необычным расширением между двумя странами военно-технического сотрудничества. Речь идет о поставках Турции российских зенитных ракетных комплексов С-400. При этом Анкара обратилась к Москве с просьбой ускорить поставки. «Эти вопросы обсуждают сейчас в практическом плане специалисты, они не для публичной сферы, — отметил в этой связи Лавров. — В ответ на просьбу турецких коллег ускорить первоначально планировавшиеся сроки поставки мы реагируем позитивно».

США и другие западные партнеры Турции по НАТО оказывают на нее серьезное давление с целью сорвать сделку. Анкаре грозили санкциями. Накануне московских переговоров турецкое издание Akşam со ссылкой на источники в Вашингтоне сообщило, что в связи с покупкой С-400 американцы готовят так называемые «ограничительные меры», что в конгрессе США обсуждались планы относительно того, «как загнать Турцию в угол, вытолкнуть ее из проекта по самолетам F-35». Более того, американские военные резко сократили число боевых операций на турецкой авиабазе Инджирлик и намерены уменьшить свое присутствие в данном районе. Стало известно, что в январе США вывели с Инджирлик свои штурмовики А-10, оставив там только один самолет-заправщик. Сократилось число военнослужащих, дислоцированных на базе. Пентагон объясняет свое решение тем, что намерен активизировать операции в Афганистане, хотя все понимают: проблема не в этом.

Отношения между Вашингтоном и Анкарой достигли кризисной точки в связи с нежеланием американцев идти на уступки туркам в отношении сирийских курдов, а также после того, как Турция начала операцию «Оливковая ветвь» на севере Сирии в Африне и заявила о стремлении расширить операцию до Манбиджа, который находится под контролем поддерживаемых США курдских сил. В этой связи остается открытым вопрос о причинах, которые заставляют Анкару просить Москву ускорить поставки зенитной системы. «Насчет того, когда будет использоваться эта система: когда будет какая-то угроза, обстрел Турции, — пояснил Чавушоглу. — Это оборонная система, это не система нападения. С-400 будут использоваться только для защиты мирного населения». А чуть ранее Bloomberg выступило с интригующим сообщением, согласно которому Анкара намерена создать свою собственную систему ПРО без интеграции в НАТО.

Утверждалось, что это создает у России соблазны сыграть в «троянского коня», выставляя на территории Турции российские ракетные комплексы, несовместимые с оборонными системами альянса. Что касается Анкары, то хотя ее отношения с Москвой дают ей важные тактические преимущества, она пытается действовать осторожно в отношении Запада. Турецкий министр иностранных дел заявил, что расширение сотрудничества с Россией не выставляется Турцией как альтернатива ее отношениям с США и с другими западными партнерами. Тем не менее две стороны всё более активно сотрудничают в военной сфере в Сирии, вместе обеспечивают соблюдение зоны деэскалации в сирийском регионе Идлиб, правда, не без определенных разногласий, однако, по словам Чавушоглу, они «объяснимы и носят объективный характер». Такое сближение Анкары с Москвой, в частности закупка российских систем С-400, свидетельствует о росте политического доверия между двумя странами и переходе ими ранее выстроенных условных «красных линий», связанных с членством Турции в НАТО.

Как не крути, но это определенный вызов Анкары в адрес США и других партнеров по альянсу, которым, во всяком случае пока, не удается сорвать эту сделку. В то же время открытыми остаются два важных вопроса: от кого Турция пытается защититься российскими ракетами и где именно намерена разместить эти ракетные комплексы? Анкара, как утверждает Bloomberg, планирует установить их в регионах, в которых действуют ограничения, предусмотренные руководством НАТО — на востоке страны, на границе с Грецией и на побережье Эгейского моря, что, в свою очередь, выводит на проблему реальных и потенциальных угроз для Турции, ведь С-400 обеспечивает дальность обнаружения и поражения цели на дистанции в 400 км в любом направлении. Более конкретно рассуждает турецкое издание Habertürk, которое намекает на то, что новая турецкая система ПРО может быть со временем интегрирована в российскую, которая нацеленная на обеспечение безопасности воздушного пространства по оси Крым — Черное море — Турция — Сирия.

Это первое. И второе. С точки зрения Турции миссия, которую возьмут на себя С-400, носит более экстренный и критический характер. С помощью российских систем она рассчитывает пресекать операции, проводимые США/CENTCOM совместно с сирийскими курдами из Отрядов народной самообороны (YPG) в Сирии, препятствовать попыткам блокировать вооруженные силы Турции с воздуха, что по силам США, предотвращать исходящие отсюда косвенные угрозы средствами электронной войны. Более того, по мнению Habertürk, «Россия, прежде чем передать С-400, может запросить базу на территории Турции и разместить на ней своих военных». Где будут дислоцированы российские военные, где будут развернуты С-400, предполагаемый срок службы и другие детали сейчас обсуждаются. Также требуется установить некоторые дополнительные системы для защиты уже самой С-400 — радары и оборону от пусков ракет с подводных лодок.

Есть сведения, что два первых дивизиона С-400 будут размещены на сирийской границе, а другие — обеспечивать безопасность близ Средиземного моря и на линии Мраморное море — проливы — Эгейское море — Черное море. Таким образом, пока только теоретически вырисовывается совместная российско-турецкая филигранная интегрированная стратегия. При этом некоторые турецкие военные эксперты не исключают возможности появления соглашения о взаимном использовании воздушного пространства и авиабаз двух стран. Если такое произойдет, это будет означать то, что США перестают быть ключевым игроком в регионе, а Россия и Турция начинают во многом определять там ход событий. 3 апреля в Анкаре должна состояться встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Она может оказаться сенсационной по своим итогам. Будем ждать.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM


Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен