В Германии установлен очередной политический рекорд: спустя пол года после выборов наконец сформировано новое правительство. А сегодня Бундестаг подвел формальную черту: Ангела Меркель была официально утверждена канцлером ФРГ. В ближайшие четыре года ей предстоит вновь возглавить кабинет Большой коалиции

Меркель прощупывает почву

Как только не называли СМИ очередной союз ХДС/ХСС и СДПГ: и браком по расчету, и мезальянсом, и ножом в сердце социал-демократии. Все дело в том, что в рядах СДПГ давно зреет недовольство тем, что партия из раза в раз оказывается в тени старшего партнера по коалиции. И тем не менее, после всех перипетий последних месяцев СДПГ пошла на компромисс, поставив «максимально жесткие условия», как отмечают в партии.

Правда, несмотря на всю «жесткость» требований СДПГ, Ангела Меркель постаралась приложить все усилия, чтобы сформировать максимально лояльную команду. В нынешнем правительстве немало тех, с кем ей уже не раз доводилось работать. При этом есть и несколько неожиданных тактических решений, однозначно свидетельствующих о том, что госпожа канцлерин намерена не только отработать свой срок полностью, но и определиться с политическим преемником.

В нынешнем кабинете СДПГ получила шесть министерских портфелей. Знаковым в этом смысле стало назначение вице-канцлером и министром финансов социал-демократа, экс-бургомистра Гамбурга Олафа Шольца. В СМИ заговорили о том, что это – серьезная победа СДПГ и очень большая уступка со стороны Меркель в ходе коалиционных переговоров – ведь под контроль социал-демократов перешло одно из ключевых ведомств страны.

Но тут стоит вспомнить о нескольких деталях. Например о том, что имя Олафа Шольца минувшим летом не сходило с передовиц немецких газет – после чудовищных погромов, которые учинили леваки всех мастей в Гамбурге в ходе саммита Большой двадцатки в июле 2017 года. Именно Шольца тогда яростно обвиняли в том, что он недооценил степень угрозы и довел ситуацию до того, что на улицах благополучного ганзейского города пылали машины, мародерствовали люди в масках, а в ходе стычек протестующих с полицией не обошлось без крови. Всерьез говорили о том, что бургомистр просто обязан добровольно сложить с себя полномочия, а сам он раздавал многочисленные покаянные интервью. Однако от краха политической карьеры тогда его буквально спасла сама фрау канцлерин, публично заявив, что отставка никак не решит проблем, и Шольц должен продолжить работу на благо страны. Важно помнить также и то, что он уже имеет опыт работы с Меркель – в ее втором правительстве, тогда он руководил министерством труда. Иными словами, Олаф Шольц для нее – проверенный боец, относящийся к ней с немалым пиитетом и оправдывающий ее ожидания.

Новой «правой рукой» канцлера, вместо возглавившего министерство экономики Петера Альтмайера, стал член ХДС и не слишком публичная до сих пор фигура — Хельге Браун. Медик по образованию, свою политическую карьеру он начал как депутат. Затем перешел на работу в министерство образования, а после — в ведомство канцлера. Там на протяжении последних четырех лет он в ранге министра по особым поручениям вел работу по координации с федеральными землями, в том числе и по вопросу с беженцами и работал напрямую с Меркель.

Сохранить должность, несмотря на море критики в свой адрес и громкие скандалы, периодически сотрясающие бундесвер, удалось лишь давней соратнице Меркель Урсуле фон дер Ляйен, которая продолжит оставаться во главе оборонного ведомства страны.

При этом нынешнее правительство покинули несколько тяжеловесов. К примеру, «зубр» германской политики Вольфганг Шойбле, с которым Меркель начинала работать еще при Гельмуте Коле, получил почетный пост президента Бундестага.

Не нашлось места в новом кабинете и для Томаса де Мезьера, многолетнего министра внутренних дел. Освободившееся кресло занял баварский премьер Хорст Зеехофер, еще недавно ожесточенно критиковавший Меркель за ее политику в отношении беженцев.

Двух «звезд» лишилась и СДПГ: ушли министр экономики Бригитта Циприс и

экс-глава СДПГ, до последнего возглавлявший министерство иностранных дел Зигмар Габриель.

Габриель покидал свой пост с крайним нежеланием, очевидно полагая, что он все еще пробудет в этом кресле ближайшие четыре года. Но в кулуарах поговаривали, что Ангелу Меркель начала всерьез «напрягать» излишняя, как она полагала, самостоятельность социал-демократа на вверенном ему внешнеполитическом треке. В частности, речь идет о том, что он неоднократно высказывался за постепенную отмену санкций в отношении России, что в консервативном истеблишменте сразу же предпочти назвать ничем иным, как «его личной позицией».

На смену ему пришел экс-министр юстиции, юрист по образованию, «консервативный» социал-демократ Хайко Маас. Он получил медийную известность в том числе и благодаря инициированному им закону о блокировках в соцсетях за ксенофобские высказывания. Критики назвали этот закон «цензурой в интернете». А кроме того, Маас часто попадает на страницы гламурных изданий и светских хроник за свою любовь к элегантным костюмам «slim fit», «одержимость» триатлоном и брак с известной немецкой актрисой Натали Вернер.

При всем этом новый шеф германской дипломатии — человек крайне далекий от вопросов внешней политики. Однако он пользуется большим доверием Меркель. И в предыдущем правительстве он проявил себя как очень и очень лояльный чиновник и ярый критик правого популизма. Хотя по большому счету, это назначение говорит скорее о том, что ключевые вопросы внешнеполитической повестки Ангела Меркель все же предпочтет замыкать на себя.

Еще одним нетривиальным решением Меркель стало назначение министром здравоохранения молодого, но крайне амбициозного однопартийца, к тому же ее активного критика – Йенса Шпана. Уже несколько лет в кулуарах поговаривают о том, что амбиции Шпана, занявшего в 22 года кресло депутата Бундестага, а в 35 – парламентского секретаря в министерстве финансов (и ко всему прочему не скрывающего свою нетрадиционную ориентацию), простираются куда дальше, чем министерский пост. Он видит себя канцлером, причем не в самом отдаленном будущем.

В новом правительстве появится несколько совсем новых лиц – это министр образования, не столь известная в широких кругах политик и депутат Аня Карличек (ХДС). А также Юлия Клекнер, глава отделения ХДС в Пфальце – теперь она министр по делам сельского хозяйства. Нужно отметить, что незадолго до объявления состава своего кабинета в ХДС был избран новый генеральный секретарь — Аннегрет Крамп Карренбауэр, премьер-министр Саара.

Исходя из последних кадровых решений эксперты заговорили о двух потенциальных преемниках — как минимум на пост главы ХДС – это Аннегрет Крамп Карренбауэр или Йенс Шпан, которого, судя по всему, будет активно лоббировать «консервативное крыло» ХДС.

Глядя на нынешний кадровый расклад можно говорить о том, что канцлерин не только обновила кадровый состав партноменклатуры и ввела новые лица в правительство, но и обеспечила себе политически «безопасные» четыре года. Всех, кто мог бы потенциально фрондировать, она «нейтрализовала» министерскими постами.

Ведь для Ангелы Меркель сейчас совершенно очевидно, что борьба ведется не только за власть и собственное влияние в партии и правительстве (учитывая, что речь в любом случае идет о ее последнем сроке на канцлерском посту), но и за свое политическое наследие. Лично для нее речь идет о том, как она войдет и в мировую историю и в историю собственной страны.

Евгения Пименова, специально для News Front